Избранные изречения старца Амвросия. 1-я частьМир Вам, дорогие посетители православного сайта «Семья и Вера»!

Предлагаем Вашему вниманию поучения преподобного Амвросия Оптинского о болезнях, о вере, о гордости, о грехе, об искушениях, о заповедях, о том, как следует и не следует жить православному христианину, в составлении схиархимандрита Иоанна (Маслова):

Письмо, заглавие

Богослужение

К началу службы ходить — трезвенее будешь.

Во время чтения Апостола дома можно сидеть, если кто другой читает. И в церкви можно сидеть, когда не в силах стоять.

Когда в церковь идешь и из церкви приходишь, должно читать: «Достойно есть». А в церкви пришедши, положить три поклона: «Боже, милостив буди мне», и проч.

К службе церковной непременно должна ходить, а то больна будешь. Господь за это болезнью наказывает. А будешь ходить, здорова и трезвеннее будешь. Батюшка о.Макарий, случалось, заболеет, а все пойдет в церковь. Посидит, потом в архиерейскую келью войдет; там места не найдет, перейдет еще в келью к о.Флавиану, — там побудет; но когда уже видит, что не в силах быть более в церкви, перекреститься, да и уйдет. А то все не верит себе.

Когда нельзя ходить в церковь, должно дома вычитывать: вместо утрени — утренние молитвы, 12 избранных псалмов и первый час; а вместо обедни — третий и шестой часы с изобразительными.

В церкви не должно говорить. Это злая привычка. За это посылаются скорби.

В праздности время грех проводить. И службу церковную и правило для работы грех упускать. А то, — Господь как бы тебя не наказал за это.

Письмо, заглавие

Болезни

Одной монахине, заботившейся об уврачевании какой-то недужной сестры, болезнь которой имела свою причину в порочной жизни, старец указывал: «Посмотри на апостола Павла, что он говорит. Не повелевает ли он предать такового сатане во измождение плоти, да дух его спасется в день Господа нашего Иисуса Христа? Вот пример истинного человеколюбия. А ты заботишься избавить человека от измождения плоти, чтобы доставить ему временное спокойствие, прикрываясь, может быть, и мнимою пользою душевною».

Старец Амвросий, сказав слова св. Исаака Сирина, «что невозможно не болети телу в недузех, егда кто изберет путь добродетели», добавил: «И тем более невозможно нам не бывать больными, слабо идущим по этому пути».

Письмо, заглавие

Вера

Вооружай себя верой, ею же сокрушаются козни сопротивного.

Письмо, заглавие

Внимание себе

На вопрос, как себе внимать, с чего начинать, последовал такой ответ: «Надо прежде записывать: как в церковь ходишь, как стоишь, как глядишь, как тщеславишься, как сердишься и проч.».

Одна женщина просила о. Амвросия помолиться о ней, чтобы ей успокаивать других, а он ответил ей: «Успокойся прежде сама, тогда и других будешь успокаивать».

На книге преп. Варсонофия Великого и Иоанна Пророка батюшка написал: «Кто хочет себе внимать, тот должен книгу сию внимательно читать, побольше дома сидеть, поменьше по сторонам глядеть, по кельям не ходить и к себе гостей не водить; других не осуждать, а о своих грехах ко Господу Богу воздыхать, дабы получить милость Божию».

Кто имеет дурное сердце, не должен отчаиваться, потому что с Божией помощью человек может исправить свое сердце. Нужно только внимательно следить за собой и не упускать случая быть полезным ближним, часто открываться старцу и творить посильную милостыню. Этого, конечно, нельзя сделать вдруг, но Господь долго терпит. Он тогда только прекращает жизнь человека, когда видит его готовым к переходу в вечность, или же когда не видит никакой надежды на его исправление.

Уча, что в духовной жизни нельзя пренебрегать и маловажными обстоятельствами, старец иногда говорил: «От грошевой свечи Москва сгорела».

Насчет осуждения и замечания чужих грехов и недостатков, батюшка сказал: «Нужно иметь внимание к своей внутренней жизни так, чтобы не замечать того, что делается вокруг себя. Тогда осуждать не будешь».

Мы оба похожи на неких брата и сестру, который друг друга убеждали исправиться. Брат был картежник, а сестра неосторожна, и убеждения обоих были несильны.

Письмо, заглавие

Гордость

Указывая, что человеку нечем гордиться, старец прибавлял: «Да и чем в самом деле человеку тут возноситься? — Оборванный, ощипанный просит милостыни: помилуй, помилуй! А подастся ли милость, это еще кто знает».

Когда нападает гордость, скажи себе: чудачка ходит.

Гордых Сам Бог исцеляет. Это значит, что внутренние скорби (которыми врачуется гордость), посылаются от Бога; а от людей гордый не понесет. А смиренный от людей все несет и все будет говорить: достоин сего.

Когда чувствуешь, что преисполняешься гордостью, то знай, что это похвалы других тебя надмевают.

Человек яко трава. Кто гордиться, тот вянет, как трава, а кто боится Бога, тот помилован Господом.

Гордость и непокорство порождают ложь — начало всякого зла и бедствий.

Горделивость и на небе жившим не помогла, а лишила благодати Божией и низвергла долу, — почему нам, хотящим взыти горе, потребно смирится зело.

Одна монахиня написала старцу, что ее очень беспокоят гордость и самонадеянность. О.Амвросий ответил: «Оберегайся этих злых страстей. Из примера св. царя-пророка Давида видно, что гордость и самонадеянность вреднее прелюбодейства и убийства. Последние привели пророка к смирению и покаянию, первые довели его до падения».

Письмо, заглавие

Грех

Батюшку спросили: «Такая-то долго не умирает, ей все представляются кошки и проч. Почему так?» Ответ: «Всякий, хоть и маленький грешок надо записывать, как вспомнишь, а после каяться. От того некоторые долго не умирают, что задерживает какой-нибудь нераскаянный грех, а как покаются, так облегчаются. У нас (в Оптиной) была на скотном дворе скотница в чахотке, у которой были три греха забыты, и ей представлялось будто кошки ее царапают, то девка давит, а как покаялась, так и умерла.

Преподобный Амвросий ОптинскийЕще в скиту был рясофорный монах больной; ему все казалось будто за ним кто-то лежит, и никак не мог припомнить греха. В продолжении недели вспомнил грех и, как покаялся, так и умер. Непременно нужно грехи записывать, как вспомнишь, а то мы откладываем: то грех мал, то стыдно сказать, или после скажу, а придем каяться и нечего сказать».

Три колечка цепляются друг за друга: ненависть от гнева, гнев от гордости.

Грехи — грецкие орехи, — и расколешь, а иногда трудно.

«Отчего люди грешат?» — задавал старец вопрос и сам же отвечал на него: или от того, что не знают, что должно делать и чего избегать; или, если знают, то забывают; если же не забывают, то ленятся, унывают… Это три исполина — уныние или леность, забвение и неведение — от которых связан весь род человеческий неразрешимыми узами. А затем уже следует нерадение со всеми сонмищами злых страстей. Потому мы и молимся Царице Небесной: «Пресвятая Владычице моя Богородице, святыми Твоими и всесильными мольбами отжени от меня, смиренного и окаянного раба Твоего, уныние, забвение, неразумие, нерадение и вся скверная, лукавая и хульная помышления».

О том, как трудно искореняются греховные навыки в человеке, и как сильно действует на него пример других, старец говорил: «Как на лошадь дикую, пойманную в табуне, накинут аркан, она все упирается сначала, идет боком, а потом видит, что все идут, и она пойдет в ряд. Так и человек».

Письмо, заглавие

Дерзость

Дерзка и смела от смеха, — страха Божия, стало быть, нет.

Если перебивать разговор, то это дело дерзости.

Письмо, заглавие

Добродетели

Четыре добродетели: мужество, рассуждение, целомудрие и правда. Целомудрие в том состоит, чтобы наблюдать за собой во всех действиях: в словах, в делах, в помыслах, значит соблюдать целыми все добродетели. И бесы чисты, но имеют гордость.

Что означает: «Жезл твой и палица твоя, та мя утешиста?» Ответ: «Жезл — крест, скорбь, а палица — молитва Иисусова. Жезл — деятельная часть добродетели, а палица — умная молитва».

Три апостола: Петр, Иоанн и Иаков, — говорил батюшка, — изображают веру, надежду и любовь. Иоанн изображает любовь — был ближе всех к Спасителю и на тайной вечери возлежал на груди у Спасителя. Петр, хотя и был за дверьми со служанками, но ему потом была вручена Церковь и дано право пасти стадо Христово. Он изображает веру. Об Иакове вообще говорится очень мало. Его совсем даже нигде не видно, но он удостоился вместе с другими двумя апостолами видеть славу Божию — он изображает надежду, так как надежда не видна: она таится для других всегда невидимо в человеке и хранит свою силу, и надежда не постыдит.

Батюшка учил, как надо принимать неблагодарность людей: «Если делаешь доброе, то должно его делать лишь для Бога. Почему на неблагодарность людей и не должно обращать никакого внимания. Награду ожидай не здесь, а от Господа на небесах; а если здесь ждешь, то напрасно и лишение терпишь».

Письмо, заглавие

Долги

Долги хуже грехов: в грехах покается человек, и Бог да простит, а за долги будут истязать не только в настоящей, но и в будущей жизни, от чего да избавит Господь.

Письмо, заглавие

Жертва Богу

Одна монахиня сказала, что видела во сне икону Божией Матери и будто Божия Матерь ей сказала: «Принеси жертву». Батюшка спрашивает у монашки: «Что же ты, принесла жертву?» А она ответила: «Что же я принесу, у меня ничего нет?» На это батюшка сказал: «Жертва хвалы прославит Мя».

Письмо, заглавие

Жизнь вечная

«Батюшка, — спросил кто-то, — ведь не может ощущать в будущей жизни полного блаженства тот, у которого близкие родные будут мучиться в аду?» Старец ответил: «Нет, там этого чувства уже не будет; про всех тогда забудешь. Это все равно, как на экзамене. Когда идешь на экзамен, еще страшно, и толпятся разнородные мысли; а пришла — взяла билет, и про все забыла».

Когда сердце прилепляется к земному, тогда надо вспомнить, что земное не пойдет с нами в Царствие Небесное.

Письмо, заглавие

Жизнь духовная

Каждая вещь и дело не вдруг совершаются, а мало-помалу, по мере старения и внимания, а иногда и понуждения, и с ошибками и неприятностями которые по времени все пройдут, а дело останется и возвеселит человека.

Старец писал одной дочери духовной, уподобляя ее жизнь довольно глубокому рву, который в дождливое время наполняется так, что и переезду не бывает; в другое же время высыхает так, что нисколько по нем не течет вода. Святыми же отцами похваляется такая жизнь, которая проходит подобно малому ручейку, постоянно текущему и никогда не иссыхающему. Ручеек этот удобен: во-первых, к переходу, во-вторых, приятен и полезен всем проходящим, потому что вода его бывает пригодна для питья, так как тихо текущая и потому никогда не бывающая мутною.

Не будь как докучливая муха, которая иногда без толку около летает, а иногда и кусает, и тем и другим надоедает; а будь как мудрая пчела, которая весной усердно свое дело начала и к осени кончила медовые соты, которые так хороши, как правильно изложенные ноты. Одно сладко, а другое приятно.

Когда старцу написали, что тяжело на свете, он ответил: «Потому она (земля) и называется юдоль плача; но люди одни плачут, а другие скачут. Но последним будет нехорошо».

«Чтобы исправить, или человеку самому исправиться, не надо вдруг налягать, а нужно как тянуть барку — тяни, тяни, тяни, отдай, отдай. — Не все вдруг, а понемногу — говорил батюшка. — Знаешь «рожон» на корабле: это такой шест, к которому привязаны все веревки корабля, если тянуть за него, то потихонечку — и все тянется, а если взять сразу, то все испортится от потрясения».

Одна женщина спросила батюшку, где ей жить: в миру или в монастыре? Батюшка ответил так: «Можно жить и в миру, но не на юру, а жить тихо».

Окончание

Старец Паисий о духовном чтении

ПЕРВАЯ ЗАПОВЕДЬ

Конец

<< Духовное чтение              На главную страницу >>