У храма

Как правильно христианину относиться к фотографированию? Стоит ли его избегать?

Добрый день, дорогие наши посетители!

Бывая в Троице-Сергиевой Лавре, замечаешь, что монахи отворачиваются от объективов фото­аппаратов туристов, во множестве посещающих Лавру. Как правильно христианину относиться к фотографированию? Стоит ли его избегать? Что делать со старыми семейными и личными фотографиями, письмами, понимая, что со вре­менем они неизбежно попадут в чужие равно­душные руки? Может, стоит их сжечь раньше? Сейчас многое снимается на видео. Один свя­щенник даже пошутил по этому поводу: «Такое сейчас время: если не сняли на камеру, считай, ничего и не произошло». Каково отноше­ние к видеосъемкам в храме и вне его?

Отвечает архимандрит Рафаил (Карелин):

«Мне кажется одинаково неприемлемым позирование монахов перед фотоаппаратами туристов и другая крайность — отказ фото­графироваться, когда игумен монастыря считает это нужным для дела. Надо сказать, что все-таки монашеская жизнь имеет свои особенности — это отрешение от мира, ослабление контактов с миром, то есть сведение их к необходимому минимуму. Поэтому я понимаю тех монахов, которые не хотят, чтобы их лица рассматривали на фотографиях так же, как звезд Голливуда. Другое дело, когда старцы последних времен дарили фотографии сво­им чадам, как бы в залог своей близости к ним.

Архимандрит Рафаил (Карелин)Что касается христиан вообще, то мне кажет­ся, что фотография нейтральна к делу спасе­ния. Если бы люди, как правило, избегали бы фотографирования, то мы не имели бы порт­ретов наших родителей и близких нам людей. Грех, если избегают фотографироваться по су­еверию, как некоторые дикари, которые счи­тали, что, сделав их изображение, можно по­хитить их души.

 — Что делать со старыми семейными и личными фотографиями, письмами, понимая, что со вре­менем они неизбежно попадут в чужие равно­душные руки? Может, стоит их сжечь раньше?

— Я думаю, что личные письма следует сжечь, так как это частица человеческой души, к которой не должна прикасаться чужая рука, кро­ме писем, имеющих назидательное значение, или исторический интерес, или фактологию. Ведь многие детали истории были восстановле­ны на основании сохранившейся переписки.

Что касается фотографий, то, думаю, что не надо заботиться об их судьбе — это память о нас для наших потомков. По крайней мере, фотографии — не интим души. Я знаю неко­торых людей, которые хранят фотографии 19-го столетия неизвестных для них лиц и го­ворят, что, смотря на эти фотографии, им лег­че переживать пустоту современной повседневности.

 — Сейчас многое снимается на видео. Один свя­щенник даже пошутил по этому поводу: «Такое сейчас время: если не сняли на камеру, считай, ничего и не произошло». Каково отноше­ние к видеосъемкам в храме и вне его?

— Люди теряют внутреннюю жизнь и ощущение собственной души; они перешли на внешнее, и поэтому хотят заполнить образовавший­ся вакуум пестротой внешних впечатлений и картин.

Что касается видеосъемок в храме, как и записей песнопений, то, по моему мнению, они имеют и положительное, и отрицательное значение. Они больше нужны для тех, кто не может посетить храм, но это все-таки является только тенью храма и его богослужения. По видео невозможно заснять благодать, пребывающую в храме; и запись песнопений не может передать того состояния, которое испытывает человек во время молитвы на богослу­жении.

Что касается увлечения видеосъемками, то есть опасность, что оно может отчасти заменить живое общение с живым человеком, то есть еще более дистанцировать людей, как, например, телефонная связь».

окончание

О необходимости соблюдения церковных канонов в иконописании

Окончание 8

  << На главную страницу             Вопросы священнику >>