Духовное чтение во дни поста

Здравствуйте, дорогие посетители православного островка “Семья и Вера”!

В 36-й день Рождественского поста (2 января) молитвенно празднуется церковная память святого праведного отца нашего Иоанна Кронштадтского, Чудотворца. Его славное жизнеописание Вы можете прочесть на странице сайта Праведный Иоанн Кронштадтский – житие

К духовному прочтению прилагаем отрывок из “Книги Рождественской радости”, посвященную 36-дню Рождественского говения.

Зима, храм, дом, 8

Стихиры предпразднства Рождества Христова

(на «Господи воззвах». Из службы Недели святых отцов)

Незаходимое Солнце из Девственных ложесн возсияти идет, просветити всю подсолнечную, чистыми очесы и чистыми деяньми срести Сего потщимся и подъяти ныне уготовимся духом грядущаго во Своя странным Рождеством, якоже благоволи, яко да устраншияся ны едемскаго жития возведет, яко Благоутробен, в Вифлееме раждается.

[Перевод с церковно-славянского языка]

Незаходимое Солнце из Девственного чрева воссиять идет и просветить все под солнцем. Чистыми очами и чистыми деяниями встретить Его поспешим и принять ныне приготовимся духом Грядущего к Своим необычайным Рождеством, как Сам благоволил. Чтобы нас, удалившихся от жития эдемского, к нему возвести, Он, как милосердный, в Вифлееме рождается.

На плешах носимый Херувимских Бог Слово, плоти по Ипостаси соединився, во всенепорочное чрево вселися и бысть Человек, и на землю грядет от Иудова племене Родитися. Вертеп свят Всецарю благоукрасися, яко величайшая палата, ясли же, яко престол огнезрачен, в нихже яко Младенца Дева Мария полагает во обновление создания Неопределеннаго.

[Перевод с церковно-славянского языка]

На плечах носимый Херувимских, Бог Слово, с плотию по Ипостаси соединившись, во всенепорочное чрево вселился, и Человеком стал, и на землю грядет от Иудина племени родиться. Пещера святая, для всех Царя благоукрашайся, как величайший дворец, ясли же — как престол огневидный — те, куда для обновления всего творения Дева Мария полагает, как Младенца, Беспредельного.

В безсловесных яслех Тя полагает Дева, Божие Слово Безначальное, начало приемшее паче ума, мое бо разрешити безсловесие грядеши, еже подъях завистию змииною, пеленами же повитися, яко да расторгнеши рубы и пленицы прегрешений моих, Едине Блаже и Человеколюбче. Темже Тя славлю, пою и покланяюся прерадостно во плоти пришествию Твоему, имже свободихся.

[Перевод с церковно-славянского языка]

В ясли тварей неразумных Тебя полагает Дева, Божие Слова Безначальное, начало получившее превыше ума. Ибо Ты приходишь прекратить неразумие мое, которому я подпал по зависти змия; пеленами же быть повитым, чтобы расторгнуть рубища и узы согрешений моих, Единый Благой и Человеколюбец. Потому Тебя славлю, воспеваю и поклоняюсь прерадостно во плоти Твоему пришествию, которым я обрел свободу.

Лес, зима, 8

(Иван Ильин. Рождественское письмо).

Это было несколько лет тому назад. Все собирались праздновать Рождество Христово, готовили елку и подарки. А я был одинок в чужой стране, ни семьи, ни друга; и мне казалось, что я покинут и забыт всеми людьми. Вокруг была пустота и не было любви: дальний город, чужие люди, черствые сердца. И вот в тоске и унынии я вспомнил о пачке старых писем, которую мне удалось сберечь через все испытания наших черных дней. Я достал ее из чемодана и нашел это письмо.

Это было письмо моей покойной матери, написанное двадцать семь лет тому назад. Какое счастье, что я вспомнил о нем! Пересказать его невозможно, его надо привести целиком.

«Дорогое дитя мое, Николенька. Ты жалуешься мне на свое одиночество, и, если бы ты только знал, как грустно и больно мне от твоих слов. С какой радостью я бы приехала к тебе и убедила бы тебя, что ты не одинок и не можешь быть одиноким. Но ты знаешь, я не могу покинуть папу, он очень страдает, и мой уход может понадобиться ему каждую минуту. А тебе надо готовиться к экзаменам и кончать университет. Ну, дай я хоть расскажу тебе, почему я никогда не чувствую одиночество.

Видишь ли ты, человек одинок тогда, когда он никого не любит. Потому что любовь вроде нити, привязывающей нас к любимому человеку. Так ведь мы и букет делаем. Люди — это цветы, а цветы в букете не могут быть одинокими. И если только цветок распустится как следует и начнет благоухать, садовник и возьмет его в букет.

Так и с нами, людьми. Кто любит, у того сердце цветет и благоухает; и он дарит свою любовь совсем так, как цветок свой запах. Но тогда он и не одинок, потому что сердце его у того, кого он любит: он думает о нем, заботится о нем, радуется его радостью и страдает его страданиями. У него и времени нет, чтобы почувствовать себя одиноким или размышлять о том, одинок он или нет. В любви человек забывает себя; он живет с другими, он живет в других. А это и есть счастье.

Я уж вижу твои спрашивающие голубые глаза и слышу твое тихое возражение, что ведь это только полсчастья, что целое счастье не в том только, чтобы любить, но и в том, чтобы тебя любили. Но тут есть маленькая тайна, которую я тебе на ушко скажу: кто действительно любит, тот не запрашивает и не скупится. Нельзя постоянно рассчитывать и выспрашивать: а что мне принесет моя любовь? а ждет ли меня взаимность? а может быть, я люблю больше, а меня любят меньше? да и стоит ли мне отдаваться этой любви?…

Все это неверно и ненужно; все это означает, что любви еще нету (не родилась) или уже нету (умерла). Это осторожное примеривание и взвешивание прерывает живую струю любви, текущую из сердца, и задерживает ее. Человек, который меряет и вешает, не любит. Тогда вокруг него образуется пустота, не проникнутая и не согретая лучами его сердца, и другие люди тотчас же это чувствуют. Они чувствуют, что вокруг него пусто, холодно и жестко, отвертываются от него и не ждут от него тепла. Это его еще более расхолаживает, и вот он сидит в полном одиночестве, обойденный и несчастный…

Нет, мой милый, надо, чтобы любовь свободно струилась из сердца, и не надо тревожиться о взаимности. Надо будить людей своей любовью, надо любить их и этим звать их к любви. Любить — это не полсчастья, а целое счастье. Только признай это, и начнутся вокруг тебя чудеса. Отдайся потоку своего сердца, отпусти свою любовь на свободу, пусть лучи ее светят и греют во все стороны. Тогда ты скоро почувствуешь, что к тебе отовсюду текут струи ответной любви. Почему? Потому что твоя непосредственная,непреднамеренная доброта, твоя непрерывная и бескорыстная любовь будет незаметно вызывать в людях доброту и любовь. И тогда ты испытаешь этот ответный, обратный поток не как „полное счастье», которого ты требовал и добивался, а как незаслуженное земное блаженство, в котором твое сердце будет цвести и радоваться.

Николенька, дитя мое. Подумай об этом и вспомни мои слова, как только ты почувствуешь себя опять одиноким. Особенно тогда, когда меня не будет на земле. И будь спокоен и благонадежен: потому что Господь — наш садовник, а наши сердца— цветы в Его саду.

Мы оба нежно обнимаем тебя, папа и я.

Твоя мама».

Спасибо тебе, мама! Спасибо тебе за любовь и за утешение. Знаешь, я всегда дочитываю твое письмо со слезами на глазах. И тогда, только я дочитал его, как ударили к рождественской всенощной. О, незаслуженное земное блаженство!

Закат, зима, 8

33-й день Рождественского поста. Духовное чтение

34-й день Рождественского поста. Духовное чтение

35-й день Рождественского поста. Духовное чтение

Окончание для стихов

Рождественский пост. С 28 ноября по 6 января. Рубрика

На главную страницу сайта - Семья и Вера