Вечные мучения, ад, Страшный суд, муки

Как может Всеблагой Бог допустить вечность мук?

Мир Вам, дорогие посетители православного островка «Семья и Вера»!

Говорят: Бог благ, Его всеблагая воля. А как тогда эта воля может допустить вечные муки? Как может Всеблагой Бог допустить вечность мук? Разве это справедливо: украл, например, пять рублей — а мучиться должен за это не пять лет, не пятьдесят, а вечно? Это даже по самым варварским человеческим меркам дико. А вы приписываете Богу такое! Ведь Христос, проповедуя на земле, всех прощал, так почему бы не надеяться, что и в будущем всех простит? Что такое вечная радость? Что нужно человеку для того, чтобы Бог простил его?

Окончание, Заглавие

Отвечает протоиерей Александр Лебедев:

«То, что у Бога хватит милости на всех, — в этом я не сомневаюсь, но, как мне представляется, далеко не каждый человек согласится быть помилованным.

Не так давно в русском языке появилось слово «бомж». Сейчас, думаю, мало кто не знаком с представителями этого племени. Бомжей принято жалеть — и правильно, кое-кто пытается им помочь — и это верно. Но как это сделать? Дать денег — пропьют, неоднократно проверено на опыте, разве что накормить-напоить, ну и одеть-обуть.

Находились на моей памяти доброхоты, пытавшиеся более радикально устроить жизнь одного из таких бродяг. Установили его личность, определили в ночлежку, стали хлопотать о признании инвалидом, договариваться о помещении его в интернат. Казалось бы, что может быть в данной ситуации лучше: получаешь документы, постоянный источник (пусть не таких уж больших, но все же) денег, регулярное питание и постоянное жилье.

Догадайтесь с одной попытки, чем эта история закончилась? Через некоторое время этот несчастный из ночлежки сбежал: ничто, из ожидавших его благ, не смогло затмить перспективу вольной жизни и неприглядной смерти в пьяном угаре в луже собственных нечистот под забором. Видимо, бомжевание для него, по внутренним ощущениям, было более ценным, более желанным, чем то, что ему предлагали в качестве помощи и что большинство людей считают вполне сносной жизнью.

Я готов допустить мысль о том, что человек, подобно упомянутому бомжу, может сознательно избирать путь зла и мучений, и даже вечных мучений, и этот путь будет для него предпочтительнее вечной радости.

Ведь что такое вечная радость? Это отблеск общения с Богом. А если человек с Богом не знаком, и знакомиться не хочет? Будет ли для него богообщение радостным? Или мучительным? Такой человек скорее изберет «бомжевание» в аду, как вариант меньшего, из возможных страданий.

протоиерей Александр ЛебедевКак такого человека можно простить? Как сделать его способным проживать в Раю? Операцию на мозге по изменению сознания сделать? Стереть прежнюю личность и перепрограммировать на вечный восторг? Но кем тогда будет результат перепрограммирования — веселым зомби? Вы таким представляете себе население Рая?

Тот, кто говорит, что Христос всех прощал, — ошибается и, видимо, плохо читал Евангелие. Христос прощал далеко не всех, а лишь раскаивающихся грешников. Он Сам говорил: «Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф. 9, 31). А самодовольные и самодостаточные книжники и фарисеи, искренне не понимавшие — им-то в чем каяться, ведь они столько хороших дел совершают, — что они услышали от Христа? «Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну?» (Мф. 23, 33).

Так что, далеко не каждый может надеяться на прощение. И дело тут не столько в количестве добрых или злых дел, сколько в том, раскаивается человек в совершенных грехах или не раскаивается, —  вот что важно для прощения. Разбойник, с места казни сразу попавший в Рай, имел безнадежнейший баланс добрых и злых дел, и наоборот — книжники и фарисеи, которым Христос предвещал геенну, имели, казалось бы, самый надежный профицит добрых дел.

Так что более важно (я признаю всю рискованность этого утверждения) не что ты делаешь, а КЕМ являешься. Потому, что именно цель поступка, внутренняя его мотивация, состояние сердца совершающего поступок человека, делает его (поступок) добрым или греховным.

Как может Всеблагой Бог допустить вечность мук — для меня тоже загадка. Я бы рад, думаю, как и всякий другой, предположить, что мы, люди, просто как-то не так поняли Христа. Но чрезвычайно сложно как-то иначе понимать Его категоричные слова: «Если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее; лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну, в огонь неугасимый, где червь их не умирает и огонь не угасает. И если нога твоя соблазняет тебя, отсеки ее: лучше тебе войти в жизнь хромому, нежели с двумя ногами быть ввержену в геенну, в огонь неугасимый, где червь их не умирает и огонь не угасает. И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его: лучше тебе с одним глазом войти в Царствие Божие, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную, где червь их не умирает и огонь не угасает» (Мк. 9, 43-48).

Какой яркий образ: червь не умирает и огонь не угасает! Разве возможно его понимать иначе, как указание на непрекращающиеся муки?

Есть еще одна лазейка, позволяющая увильнуть от признания вечности мук: может быть, Христос нас… — не знаю, как и сказать -то… — запугивает, что ли. Чтобы неповадно было грешить. Кому как, но, на мой взгляд, такой педагогический прием, основанный на сокрытии и искажении истины, а стало быть, на лжи, больше подходит к арсеналу не Отца Небесного, а «отца лжи» — дьявола.

Надежды на будущее всепрощение опираются на предположение о том, что, когда человек лицом к лицу столкнется с ужасающей реальностью загробных мук, он истошно и судорожно обратится к Богу, хотя бы от страха, ища помощи.

Увы, склонен думать, что это не так. Бог не откладывает возможность вразумления человека на потом, Он уже при жизни исчерпывающе дает понять каждому, какое будущее может его ожидать, и, если человек остается глух к этому здесь — таким же он будет и там.

Вспомним богача из притчи Христа о богаче и Лазаре: он, будучи мучим в аду, попросил праведного Авраама: «Прошу тебя, отче, пошли его (Лазаря. — Прот. А. Л.) в дом отца моего, ибо у меня пять братьев, пусть он засвидетельствует им, чтоб и они не пришли в это место мучения». Авраам сказал ему: «У них есть Моисей и пророки; пусть слушают их». Он же сказал: «Нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются». Тогда Авраам сказал ему: «если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (см. Лк. 16, 27-31). Вот так: не поверят, не ужаснутся, и не станут пытаться избежать.

Согласовать существование Всеблагого Бога и существование вечных мук — невозможно, но невозможно и обратное — отрицать благость Бога или вечность мук. Мы сталкиваемся, как, впрочем, нередко случается в православном богословии, с антиномией, когда два противоположных, по-видимому, положения, одинаково верны. Вспомним, к примеру, уже упоминавшуюся догматическую антиномию о единичности и троичности Бога. В случае с вечностью мук, на мой взгляд, мы сталкиваемся с чем-то подобным — с нравственной антиномией».

Окончание, конец

Христос умер из-за моих грехов?

Слово о Страшном суде

Заглавие

 << На главную страницу            Вопросы священнику >>