Страшный Суд, Кончина мира, конец света, апокалипсис

Мир Вам, дорогие посетители православного островка «Семья и Вера»!

Сегодня, в рубрике Вопросы священнику, мы затронем тему Страшного суда в следующих вопросах-ответах:

Что такое Страшный Суд? Почему Суд? И почему он Страшный?

Надо ли бояться Страшного Суда?

Как жить с осознанием того, что приговор тебе в будущем уже готов?

Как не отчаяться, как не сойти с ума?

Не выдумана ли байка про Страшный Суд (одни идут в ад, другие — в Рай) ради того, чтобы держать в страхе «овец», которые, панически боясь ада, во всем слушаются «пастырей»?

Окончание, Заглавие

Отвечает протоиерей Александр Лебедев:

«Страшным Судом в Церкви принято называть последнее событие в истории Земли и человечества. Именно в истории, так как и Земля, и человечество, кардинально изменившись, будут продолжать существовать и после Страшного Суда, но уже за границами времени, а значит, и вне истории.

Суд предваряется Всеобщим Воскресением: все когда-либо жившие и живущие на тот момент люди, предстанут перед Богом, чтобы принять от Него последнее и окончательное решение о своей вечной участи. Каждого человека, в зависимости от его нравственного содержания, ожидает либо вечная радость, либо вечные мучения.

Яркую картину Страшного Суда дает Сам Христос в Евангелии от Матфея (25, 31- 46). Позволю себе большую цитату без комментариев.

«Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили. Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне. Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную».

Почему Суд?

Когда мы вынуждены описывать отношения человека и Бога, то неизбежно делаем это через сравнения с тем или иным явлением в нашей земной реальности. Сравнение с судом родилось, видимо, в уме чрезвычайно совестливого человека.

И правда, если по совести, то кто мы перед Богом, как не преступники? Он дал нам заповеди — закон, а мы его нарушаем. Преступники и есть. А как веревочка ни вейся, все равно конец придет. И понятно, что нас, как преступников, неизбежно ожидает Суд.

протоиерей Александр Лебедев

Почему — «Страшный»?

У многих святых Отцов встречается мысль, что Суд этот страшен потому, что обвинителем, требующим максимального наказания на этом судебном процессе, будет наша совесть. Не кто-нибудь другой, а мы сами будем выносить себе приговор перед лицом Божиим. Как дождь пробуждает скрытую в земле животворную силу, которая неудержимо и необратимо заставляет растения стремиться к жизни, так и присутствие Божие неудержимо пробуждает в человеке совесть, как бы глубоко она ни была запрятана.

Каждый из нас увидит себя во всей своей неприглядности, более того, наш духовный портрет будет очевиден не только для нас самих, но и для всех окружающих. Никакой возможности оправдаться совесть нам не даст: она возьмет реванш за все измывательства, которые мы себе над ней позволяли.

Действительно страшно. Ведь это только с виду мы белые и пушистые, а каково наше нутро? Вспоминается фильм Андрея Тарковского «Сталкер». Там именно страх перед своей глубинной сущностью остановил героев, и они не вошли в комнату, которая исполняет заветное желание каждого человека. Ведь исполняет она не то, что человек декларирует, а то, что он действительно хочет, — «Хочу, хочу, хочу всего и побольше».

 — Надо ли бояться Страшного Суда?

— Да, надо, и любой нормальный человек Страшного Суда страшится. Естественно, что церковные люди страшатся его гораздо больше, чем околоцерковные и «в душе верующие». Но как же жить с осознанием того, что приговор тебе в будущем уже готов? Как не отчаяться, как не сойти с ума?

Мы знаем, что судит Господь не только поступки, но более того — произволение человеческое. Одно дело, когда человек грешит и думает, что так и надо, и совсем другое, когда стремится, пытается не грешить, но не получается. Так вот, в жизни верующего человека такое стремление есть: да, грешим, да, не святые. Но! пытаемся не грешить, каемся в грехах, не миримся с ними.

Ничто нечистое в Рай не войдет: грязь человеческая остается за его порогом, и если человек к этой грязи намертво прирос, то он останется там же; но, если он сознательно и целенаправленно пытался от этой грязи избавиться — Всемогущий Господь осуществит его стремление: оставив грязь на пороге, сам человек войдет в Рай. И пока остается зазор между мной и моим грехом, пока я не сросся с ним окончательно — есть для Бога возможность отделить мою нечистоту от меня самого.

Это дает надежду на помилование на Страшном Суде. Это побуждает никогда не опускать руки, не оправдывать себя, не привыкать ко греху, бороться с ним, даже если и в перспективе победы не видно.

 — Не выдумана ли байка про Страшный Суд (одни идут в ад, другие — в Рай) ради того, чтобы держать в страхе «овец», которые, панически боясь ада, во всем слушаются «пастырей»?

— Конечно, мы, люди, можем использовать идею Страшного Суда для того, чтобы запугивать кого-либо и использовать его в своих интересах. Так, кстати, и поступают в большинстве сект. Но это противно Православию, которое говорит, что обращение к Богу должно быть свободным, что в деле проповеди недопустимо принуждение, даже психологическое, в том числе и запугивание Страшным Судом.

И тут для нас пример — Сам Христос. Если почитать Евангелие, то можно увидеть, что Он неоднократно возвращался к теме ада и Рая, вечных мучений, и никогда при этом не сюсюкал, не старался смягчить впечатление, и в то же время нельзя сказать, что Он запугивал человека: нет этакой экзальтированной эмоциональности в словах Спасителя. Видимо, Он просто описывал все так, как оно будет, не больше и не меньше.

Так и Церковь не может размахивать этим фактом будущего, как дубиной, загоняя всех в свою ограду. Но не может и умалчивать о Страшном Суде, ради сохранения ложного душевного комфорта. Как говорится: «Платон мне друг, но истина дороже».

А насчет того, выдуман ли Страшный Суд, что я могу сказать? Мы Христу верим. Верим, что Совершивший столько добра людям и Принявший за них мучительную смерть, не будет лгать тем, за кого распялся».

Окончание, конец

Слово о Страшном суде

Как может Всеблагой Бог допустить вечность мук?

Заглавие

 << На главную страницу      Вопросы священнику >>