Странник, путь жизни

ЖИЗНЬ-МОЛИТВА. О том, как «дядя Саня» стал священником

Здравствуйте, дорогие посетители православного островка «Семья и Вера»!

Нам, немощным, нужен пример стойкой духовной жизни, нужен пример молитвы, чтобы следуя им, возрастать духовно и непрестанно воспитывать себя в духе православной веры.

Александр Солнцев написал замечательный рассказ о своем дяде — священнике Александре Ляпине, который выбрал в тяжелое советское время путь веры и молитвы, и с тех пор идет по нему вместе со своей супругой твердой поступью, показывая каждому из нас великий пример духовной жизни!

окончание

ЖИЗНЬ — МОЛИТВА
О том, как «дядя Саня» стал священником

Автор — Александр Солнцев

(По материалам портала Православие.ру)

Окончание 4

Дом без счастья…

Давным-давно это было: в 1935 году родилась моя тетушка Галина. Отец её — мой дед Александр Васильевич Солнцев — ушел на фронт, а она с матерью и братом Геннадием жили в селе Заборово, что близ Городца под Горьким. Времена были суровые: шла война, и нужно было выживать. Они и выжили, работая с рассвета до заката: с утра в колхозе, вечером — по хозяйству. Помогло то, что были корова и огород, тем и спаслись.

Учиться много Галине не пришлось, рано пошла работать. Затем ее брат Геннадий — мой отец — поступил в институт в Горьком, и она с матерью Параскевой Дмитриевной перебрались из колхоза в Городец.

Работала Галина по пошивочной части в одном из швейных ателье Городца сначала ученицей, затем портнихой.

В начале 1950-х встретился ей симпатичный парень Саша Ляпин. Он уже отслужил в армии и был высоким и видным парнем. Ухаживал за ней долго и старательно — как «за кисельной бочкой», по словам самой Галины. В конце концов согласилась Галина выйти за него замуж. Поженились они в начале 1950-х годов и сразу же стали строить свой собственный дом.

Дом получился замечательный: просторный по тем временам, теплый. Но семейного счастья в новом дому не получилось. Господь послал им тяжкое испытание — не дал им ребеночка.

Новый дом Ляпиных

Будущий о. Александр (справа) и матушка Галина Ляпины в новом доме. 1955 г.

Так они и жили в Городце в своем доме одни.

Александр работал бригадиром судосборщиков на Городецком судостроительном заводе и специалистом был отменным: руководство и работяги сильно его уважали. И было за что — у него были золотые руки: он сам построил дом и баню, соорудил водяное отопление и провел воду в огород.

Так они и прожили до 1980 года; это был один из последних годов «развитого социализма». Жизнь шла спокойно и размеренно; устои ее были понятными и казались непоколебимыми. Я учился в то время в институте на пятом курсе и был, понятное дело, убежденным атеистом.

И вдруг известие, которого никто, в том числе мои родители, не ожидал: дядя Саня (как мы его звали) стал …священником. Повторю, это были годы разнузданного воинствующего атеизма, возведенного в ранг государственной идеологии. И, на наш взгляд, решиться на это мог только не совсем нормальный человек. Мой отец, работавший тогда председателем колхоза, так и выразился тогда: «Сапоги всмятку».

Окончание 4

Чей кот и куда пошел?

Больше всего мы удивились тому, что дядя Саня, став священником, бросил пить и курить. За те годы, которые я его знал (с самого детства), он иногда не только крепко выпивал, но и дымил как паровоз свой любимый «Беломор». Я сам курил много лет и по себе знаю, как тяжело бросить.

Понятно, что главными инициаторами рукоположения дяди Сани в священники были его жена Галина и теща Параскева Дмитриевна.

Первым местом службы отца Александра был храм в селе Вознесенском, под Арзамасом. Затем местом службы отца Александра было определено село Разнежье Лысковского района Нижегородской области. Это было настоящее захолустье: село находилось на той стороне Волги и добираться туда зимой приходилось по льду Волги, а летом вообще никак. Несколько долгих лет прожили отец Александр и матушка Галина в Разнежье и свою жизнь хвалили: места там были красивейшие, грибные и ягодные.

В середине 1980-х отца Александра перевели поближе к дому — в село Подолец, которое находилось напротив Сормова, но опять же по ту сторону Волги. В селе было всего несколько домов, но чудом уцелела за годы богоборческой власти небольшая церквушка. В ней и служил отец Александр, а матушка помогала ему чем могла. Деревушка эта оживала только в летнее время, когда съезжались дачники, зимой же в ней жило всего несколько старушек пенсионерок.

Лес, храм

С трех сторон Подолец окружал лес, и зимой деревушка полностью заносилась снегом. Стояла вечная тишина, нарушаемая только свистом ветра. Матушка Галина вспоминала, что единственным развлечением было обсуждение походов кота: чей кот и куда он направился, пройдя перед избой? Только по выходным деревня оживала: из Горького приезжали горожане, часто для того, чтобы покрестить ребенка. Поездка в такую даль была оправданной — в те года крещение детей, мягко говоря, не приветствовалось, а здесь это было безопасно: чужих глаз здесь не было.

Летом здесь был рай. Рядом Волга и лес, в котором уйма грибов и ягод. Жизнь в деревне в это время била ключом — к бабушкам из города приезжали внуки и целыми днями слышались детские крики и смех. Ближе к осени деревня опять замирала до следующего лета…

Затем отец Александр служил в одном из сел Чкаловского района.

Только к середине 1990-х им удалось вернуться в родной дом в Городце, где отец Александр стал служить настоятелем церкви в центре города.

Окончание 4

В храм через овраг

«Служить» — это мягко сказано. Сначала предстояло очистить храм от хлама, который остался после выезда какой-то советской организации. Затем пришлось храм капитально ремонтировать: он изрядно обветшал за время богоборческой власти. Для этого нужны были деньги, а с ними были проблемы. Много усилий потратил отец Александр на восстановление храма, и Господь помогал ему: храм, расположенный в центре Городца, является сейчас настоящим украшением города.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы. Городец

Храм Покрова Пресвятой Богородицы, Городец

Дядя Саня (так мы между собой зовем его) не заканчивал ни духовных семинарий, ни тем более академий. Священников в начале 1980-х катастрофически не хватало, и его рукоположили без образования. За плечами у него всего 11 классов вечерней школы, так что он не блещет знаниями в области богословия. Но удивительно: прихожане очень любили его и ценили. За что, спросите вы? А за строгость и справедливость! А ещё — за доброту, которую православные называют «милостью».

Служил он до тех пор, пока ему не исполнилось 85 лет. Каждый день он отправлялся в церковь пешком — идти надо было километра три, причем через глубокий овраг. Кроме того, в любой момент в двери их дома могли постучаться и позвать батюшку на причащение умирающего, на отпевание. И никогда никому он не отказывал — ни зимой, ни летом, ни днем, ни ночью.

Он сейчас почти каждый день ходит в свой храм, но уже не служит, а помогает другим священникам: 87-й год пошел — не шутка.

По пятницам батюшка топит баню, которую построил своими руками и до сих пор с удовольствием в ней парится. А в субботу отец Александр почти весь день в храме.

И живут они с матушкой в том же доме, который построили своими руками больше полувека тому назад. Условия жизни у них довольно суровые: только недавно к дому подвели газ. До этого нужно было топить котел в кочегарке и вставать для этого в пять часов утра. Уже сам спуск в кочегарку представлял собой опасность для жизни: для того, чтобы попасть в неё, нужно было, скорчившись в три погибели, спуститься на несколько ступенек вниз. И не просто спуститься, но ещё и натаскать туда угля. И не просто натаскать, а ещё постоянно загружать уголь в топку. И процедуру эту нужно было проделывать зимой два раза в сутки, чтобы не замерзнуть. А уголь нужно было завозить загодя — летом.

Вообще нелюбовь к новшествам стариков Ляпиных просто исключительная, поражающая нас до изумления. Привезли им микроволновку — они её подключать не стали: как бы чего не вышло. Нам сказали: электропроводка старая. На предложение сменить проводку ответили, что дело это хлопотное, да и вообще помирать скоро. Привезли им стиральную машину — так они её поставили в баню да и не включают, по-моему, никогда. Недавно скинулись мы с сестрой Татьяной и купили старикам телефон с беспроводной трубкой — чтоб не бегать каждый раз к аппарату. Сестра вызвала телефониста, тот пришел, подсоединил телефон. Казалось бы, красота: взял трубку — и разговаривай, полеживая на диване. Не тут-то было: в следующий свой визит Татьяна обнаружила, что на полочке стоит… старый телефонный аппарат. Новый был куда-то убран, причем в объяснение сему странному поступку дядя Саня произнес что-то невразумительное.

Окончание 4

Жизнь-молитва

Жизнь стариков Ляпиных идет спокойно и размеренно. Большее время суток занимают молитвы. Ложатся спать рано — в 8 часов вечера, благо телевизор не мешает — они выкинули его давным-давно, более тридцати лет тому назад. Встают в 4 часа утра, независимо от того, что на дворе — лето или зима, — и начинают молиться.

Ляпины

Отец Александр и Матушка Галина Ляпины

Молятся они часа три, затем отправляются в церковь. Придя домой, обедают, немного отдыхают. Потом занимаются домашними делами, весной, летом и осенью — огородом.   Несмотря на свой довольно уже преклонный возраст, старики выращивают все необходимые для пропитания овощи — картофель, огурцы, помидоры, перцы. По старой русской традиции матушка делает заготовки на зиму — солит огурцы и помидоры, делает вкусное лечо. Эти запасы помогают им пережить долгие зимние посты. В свободное время отец Александр еще и мастерит что-нибудь в своем гараже.

Ближе к вечеру опять начинают молиться: зимой с 16 часов, летом — часов с 18. Молятся часа четыре, после пьют чай и ложатся спать примерно в восемь часов вечера. Они строго соблюдают все посты и нас, грешных, учат тому же.

Многим изнеженным благами цивилизации людям такой режим покажется непонятным и невыносимым, а старики Ляпины — какими-то динозаврами, лишившими себя добровольно многих обычных увеселений — того же телевизора, например.

Конечно, они — обычные живые люди со своими недостатками, но по нынешним грешным временам совершают почти подвиг — подвиг почти непрерывного моления Богу. Молятся они, не только восхваляя Господа и принося покаяние за себя, но и молят Бога и за всех нас, грешных. И кажется мне, что именно такие люди, как отец Александр и матушка Галина, непрерывно молящиеся и служащие Господу, и являют сейчас ту «соль земли», о которой говорил Спаситель.

И Господь их слышит.

Вопреки всем предсказаниям врачей, поставившим мне страшный диагноз больше тринадцати лет тому назад, я уверен, что жив до сих пор благодаря молитвам отца Александра и матушки Галины.

Да и вся страна наша, как последний Удерживающий этот мир от вселенской катастрофы, жива только молитвами таких православных людей, таких искренних молитвенников и заступников, как отец Александр и матушка Галина.

И в этом я уверен тоже.

Окончание 4

Представляю картину: космический корабль пролетает над территорией России. Стоит ночь, космический мрак стоит над планетой, космонавтам в иллюминаторы ничего не видно. Но вдруг, присмотревшись, вскрикивает от удивления один космонавт, затем другой; чудное явление видят они: на всей территории России — то там, то сям — тянутся от Земли к темному небу тонкие лучики света. Это молитвы православных людей возносятся Господу из церквей и монастырей, из домов и квартир. И один из этих лучиков, я убежден, восходит к небу из маленького деревянного домика на окраине Городца, где постоянно молятся отец Александр и матушка Галина.

Окончание, малое

Рассказы о. Варнавы. Книга 1-я. Страница 1-я

“ОТЧЕ НАШ”. Рассказ Зинаиды Поляковой

Сайт Семья и Вера