Тяжесть греха

Мир Вам, дорогие посетители православного сайта «Семья и Вера»!

Множество грехов мы совершаем в нашей жизни. Но у нас есть бесценное сокровище, когда под епитрахилью батюшки Сам Господь прощает нам грехи, если мы в сердце имеем искреннее сокрушение о грехах и желание исправиться.  «Покаяние», – говорил дерзновенно Симеон Новый Богослов, — «восстанавливает девственность в человеке. Вот какая сила и красота, когда у нас есть покаяние! Но именно покаяние, а не нытье о том, какой я несчастный, какой я грешный и нет мне спасения».

Всякий грех – это вражда с Богом. И  нам всем следует одуматься над тем, с Кем мы ведем вражду. Святые отцы советует на исповеди быть безжалостным к себе. И тогда Господь явит больше жалости к нам и отойдем со сладким чувством помилования. «Это и есть благодать Господа нашего Иисуса Христа, даваемая от Него тем, которые смиряют себя искренним исповеданием грехов своих», – объясняет святитель Феофан Затворник.

Филарет, архиепископ Черниговский и Нежинский напоминает нам, что те страдания и скорби, которые мы претерпеваем в земной жизни, чтобы стать ближе к Богу, несравнимы с тем блаженством и радостью, что ждут праведных в Божьих обителях. Любой не очищенный покаянием грех наносит глубокую рану душе. И надо вести непримиримую борьбу даже с самым маленьким, на наш взгляд грешком.

Предлагаем Вам познакомиться с текстом его размышлений.

Тяжесть греха

Тяжесть греха

В жизни временной нам не всегда бывает приметно, как грех собирает нам бедствия, как оброк свой. Даже случается видеть, что страдает на земле и праведник, тогда как неправедные успевают в предприятиях. Но не тревожьтесь, не завидуйте творящим беззаконие. Если не здесь, то там придет к ним доля их. Не смущайтесь страданием праведного; временные лишения, потеря здоровья, потеря богатства, неизвестность для людей служат тому, кто умеет ими пользоваться, только средством к приобретению лучших благ, к преуспеянию в совершенстве духовном, без которого все прочее ничто. Что же откроется за гробом? Чем явится там грех? Там ад и геенна покажут, что плата за грех не так мала и легка, как казалось легкомыслию до гроба. О! тогда скажут люди: лучше бы терпеть тысячи смертей, чем гореть в геенне огненной, лучше бы кишеть в червях целую жизнь на земле, чем сносить, как точит червь неусыпающий: лучше бы гнить в ранах смрадных от колыбели до гроба, чем терзаться во тьме безотрадной целую вечность.

Скажут: «не каждый же грех так ужасен: есть грехи малые; они, конечно, могут уступать тяжестью грехам тяжким». Но каждый грех, если повторяем его не раз и не два, и не очищаем ни разу покаянием, никак не может быть признан малым. Нет, в таком виде он так нелегок, что может увлечь нас в геенну, как нераскаянных грешников. Считая то и другое малым, не доходят ли до того, что никакого греха не считают великим? Бросьте с вершины горы камешек, он ударами своими увлечет два других, а три, соединясь, сталкивают и немалый камень; чем далее покатится камешек, тем более наберется число спутников, в том числе и очень великих; точно то же бывает в душе нашей от так называемых малых грехов. Осмотрись, бедная душа моя, сколько у тебя таких грехов, которые включены тобою в число малых, и сколько грехов вызвано теми малыми грехами! Сочти потом, сколько у тебя великих добрых дел, которых тяжесть могла бы удержать тебя от падения в геенну!

От чего же так мало чувствуем мы тяжесть греха, тогда как временные бедствия бывают невыносимы? Привыкая к крепким напиткам, замечают ли разрушительное действие их на организм телесный? А между тем, чем далее, тем более приближают они его к разрушению, к смерти. Привычка к греху точно то же производит в душе нашей. Привыкая к греху, мы начинаем пренебрегать действиями его на нас, а вместе с тем начинаем любить то, чего бы не должно любить. Таким образом мысли тупеют, чувства развращаются; великое становится малым и малое великим; временные блага, временный покой, временная честь, временное богатство становятся так важны, что за ними не видят ничего важного. Вот почему боятся потерей временных и не думают о грехе, поражаются, волнуются, выходят из себя, если лишаются детской забавы, а нимало не озабочены тем, что не с чем явиться в вечность, на суд Божий.

Грех. Расскаяние. Покаяние. Плачь

Архиепископ Филарет видит большую опасность в малых грехах. Потому что даже самая маленькая страсть привлекает к себе другие и мы, немощные люди, не заметив одного греха, можем впустить в свое сердце и множества других более страшных.  Так как невнимательное отношение к своей духовной жизни может привести к тому, что человек просто привыкает ко греху и ничего уже не в силах поменять. Во все наше время, и в особенности в такие минуты, все наше упование и надежда должно быть устремлены к Господу Богу. Лишь бы горело сердце покаянием и желанием выправить жизнь.

И это желание, конечно же, должно родиться и жить в нашем сердце. И, как правило, оно явно изливается в живых покаянных слезах.

Вот о таком покаянном плаче одного инока хотелось бы рассказать небольшую притчу.

Один инок, сознававший  себя великим грешником, постоянно молился так: «Знаю, Господи, что не стою, чтобы Ты простил меня, ибо много я согрешил перед Тобою, много и тяжко; но, надеясь на щедроты Твои, умоляю Тебя, прости меня. Если же это невозможно, то, по крайней мере, накажи меня здесь, чтобы мне менее мучиться в жизни будущей».

Молясь так, инок вместе с тем постоянно держал в уме: блажени плачущии, яко тии утешатся, – и молитву свою всегда сопровождал слезами. Раз, когда он после таких слез заснул; является ему Господь Иисус Христос и говорит: «Что тебе нужно и о чем ты плачешь так?» Инок отвечал: «Очень глубоко я пал, Господи!» «Так встань», – сказал ему Господь. «Не могу, –сказал инок, – разве Сам поднимешь меня?» И Господь простер руку, поднял его и снова спросил: «Что плачешь и что скорбишь?» – «Как же мне, — отвечал монах – не плакать и не скорбеть, когда я столько оскорбил Тебя, Господи!» Тогда Спаситель положил руку Свою на сердце его и сказал: «Не скорби, Бог поможет тебе, и поскольку ты сам оскорбил себя, то за это Я не оскорблю тебя, ради тебя кровь Мою пролил и потому явлю и человеколюбие Мое всякой душе кающейся». После сего инок проснулся, почувствовал в сердце несказанную радость и понял, что Бог простил его. Затем, остальные годы жизни провел во многом смирении, хваля Бога, и мирно отошел в вечность.

Итак, когда мы глубоко почувствуем свое недостоинство перед Богом, что мы доселе несовершенно и недостойно служили Ему и тяжко оскорбляли Его своими грехами, и при этом польются из глаз наших слезы, то эти сердечные слезы являются спасительными.

31 июля в истории. Венчание Лжедмитрия на царство

На меня навели порчу, могу ли я исцелиться?

Ликую без причины