Болезни душевные и духовные

Отец Владимир, вы являетесь не только психиатром, но и священником. Оба эти служения связаны с исцелением души. В чем же их различия?

Болезни душевные и духовные

Протоиерей Владимир Новицкий: Для того чтобы говорить о болезни, нужно понимать, что такое норма. Норма – это совокупность неких свойств, качеств человека, способностей, данных ему Богом, которые приводят к тому, что он способен адаптироваться, иметь правильный эмоциональный настрой, правильное душевное и духовное устроение, несмотря на разные испытания в жизни, которые каждому человеку нужно перенести.

Надо все-таки разделить душевное заболевание, которое требует медицинского лечения, и духовные проблемы, которые бывают у каждого человека, потому что каждый человек, каждый верующий христианин нуждается в покаянии. И собственно, жизнь христианская – это жизнь покаянная.

Но если говорить о медицине, то конечно встречаются разные состояния человеческой психики, которые характеризуются определенными симптомами, требующими медицинской помощи. К примеру, депрессия. Есть уныние, которое так или иначе всем нам знакомо, когда мы начинаем скорбеть, переживать о чем-нибудь. Это нормально. Но если у человека в течение двух недель и более без особых причин держится плохое настроение, то конечно, можно думать и о депрессии, и здесь нужна медицинская помощь.

И задачей священника является распознать душевное заболевание. Священник – не врач-психиатр. Но все же, священник должен немножко разбираться, ориентироваться в этом направлении, и правильно посоветовать, в некоторых случаях, своему подопечному обратиться к врачу. И от этого совета зависит многое. От этого совета зависит не только дальнейшее духовное руководство над этим человеком, но от этого совета порой зависит и жизнь подопечного.

– Если немного возвращаться к истокам, расскажите, с чего вообще началась ваша любовь к психиатрии? Почему такой интерес возник?

Протоиерей Владимир Новицкий: Для меня путь в медицину поначалу был традиционным. Конечно, трудно молодому человеку сразу определиться, что он хочет в жизни. И зачастую он идет по какой-то проторенной дороге, которую проложили родители. Но я хочу сказать, что у меня с юности всегда был интерес к человеку, к его душе. Еще в медицинском институте я ходил в кружок по психиатрии, где мне было реально интересно. И когда я, окончив институт, стал врачом, то ни разу не сомневался, что это мое направление, где я чувствовал себя на своем месте. Что я могу кому-то помочь и словом, и правильным лечением. У меня это вызывало необыкновенную радость, чувство внутреннего удовлетворения, когда люди на моих глазах преображались.

Душевная болезнь

– Что вы можете сказать о проявлениях психозов и беснований? В чем разница? Как определить болезнь духовную от какого-то диагноза?

Протоиерей Владимир Новицкий: Чтобы говорить о духовной болезни, надо быть самому духовным. Поэтому мне трудно судить об этом настолько компетентно, как хотелось бы.

Я вспоминаю, как рядом со мной стояла больная. А у меня была стопка с историями болезней, а за ней стояла иконочка. Я обычно молился, чтобы Господь вразумил меня поставить правильный диагноз, назначить правильное лечение. И вдруг больная мне говорит не своим голосом: «Ты иконку-то убери со стола. Вы что думаете, мы креста боимся?» И тут у нее случился припадок, она упала на пол, стала кричать. Вот такой очевидный случай.

И такие случаи бывают у каждого врача. Случаются некие такие вещи, необъяснимые с точки зрения психиатрии. Но я бы все же разделял душевные заболевания и духовные проблемы. Потому что душевные заболевания – это непосредственно болезни, которые имеют свои симптомы, свои синдромы, которые нуждаются в лечении, которые лечатся. Ну, а духовные болезни, безусловно, нуждаются в покаянии и духовной терапии.

– Тоже интересная тема, когда человек совершает преступление. Часто рассматривают мотивы на его вменяемость и невменяемость в момент совершения. Как Церковь относится к этому, если человек не может себя контролировать? Является ли это неким оправданием тяжести греха?

Протоиерей Владимир Новицкий: Конечно, когда человек не в себе, когда он находится в болезни, то каноническая ответственность, которая была бы для другого человека, она или снижается, или снимается с него. Когда человек находится в одержимости болезнью, то трезво оценить обстановку, свои поступки он просто не в состоянии, при всем своем желании. Он может понять одно, что что-то с ним происходит не так, ему нужна помощь, ему нужна молитва, ему нужно обратиться к врачу. Поэтому нельзя подходить к нему с такой мерой канонической ответственности, как это можно было бы сделать с обычным человеком.

Хотя одержимость может навязывать свою волю, а психическая болезнь может ее просто подтачивать, ослаблять, но все же совсем лишить человека воли невозможно. Невозможно лишить человека выбора. И в каком состоянии он бы ни находился, он может все-таки выбрать сопротивление духовной болезни или какому-то злу, или веру в эту болезнь или в это зло. Он свободно выбирает и подчиняется этому.

Болезни душевные и духовные

Всегда ли болезнь посылается человеку за грехи?

Как распознать грех лицемерия?

На главную страницу сайта - Семья и Вера