Чудеса, Ангел, Чудо

Чудеса и реальность

Здравствуйте, дорогие наши посетители!

Христианская вера — это вера чудесная! И как в переносом, так и в прямом смысле слова. Ни в какой другой религии мы не найдем такого множества чудес, как в христианстве, в православии!

Конец 20 начало 21 века (вплоть до сегодняшнего дня), чудеса текут рекой от дивной угодницы Божией, блаженной Матроны Московской! Тысячи и тысячи людей получаю помощь от Матронушки, как её ласково называют в народе.

В данной статье мы размещаем интересные размышления священника Саввы Щербины о том, что такое чудо и как к нему относиться.

─ Давайте попытаемся дать определение чуду с научной точки зрения.

Наука строится на фактах и теориях, их объясняющих. Факт – это то, что может воспроизвести любой другой человек, в любом месте, если соблюдет необходимые условия. При этом, конечно, важно, чтобы у него был соответствующий уровень подготовки, но совершенно неважно, порядочный это человек или непорядочный, эгоист или альтруист, верующий или неверующий. Кроме того, этот факт должен быть зафиксирован нашими органами чувств или с помощью приборов. Чудо реально, но оно, как его понимает наука, – не факт, потому что не может быть вызвано по нашему желанию со стопроцентной гарантией, как, допустим, остановка автомобиля при нажатии на исправные тормоза. Есть, однако, одно такое чудо, которое совершается всегда за Литургией – это чудо Евхаристии, но органам чувств оно недоступно, поэтому не может рассматриваться с научной точки зрения.

Благодатный огоньЕсть такое общеизвестное чудо, как схождение Благодатного огня на Гроб Господень. Устойчивая повторяемость здесь есть – на праздник Пасхи, но и в этом случае не любой человек и даже иерарх не любой христианской конфессии может молиться у Гроба Господня, чтобы сошел этот Небесный огонь, – он сходит только тогда, когда молится там православный Патриарх. Наблюдать же сам огонь может любой человек, находящийся у Гроба Господня в момент схождения огня, и каждый может своими руками дотронуться до этого огня: некоторое время он не обжигает (это проверено на опыте тысяч находившихся там в это время людей) руки, волосы и т. д. Свеча горит, можно держать руку или даже бороду в огне свечи без всякого вреда, и это может делать кто угодно. Это даже с научной точки зрения – факт, известный всему миру. Ну и что – весь мир из-за этого бросился в Православие? Да ничего подобного. А почему? Потому что одного факта для выработки мировоззрения еще недостаточно – нужна теория, этот факт объясняющая.

Теорий может быть несколько, и каждая из них один и тот же факт объясняет по-разному. Которой из теорий следовать – выбирать самому человеку. Дело в том, что из одной теории в другую нет логического перехода. В основании любой теории лежат аксиомы (первоначально без доказательств принимаемые положения), а затем уже все закономерно, все имеет причину. Дальнейшее уже зависит не от кого, а от чего. Что – это материя, винтики механизма: именно они и диктуют дальнейшее развитие событий. Однако какой набор винтиков взять – зависит не от чего, а от кого. Этот самый кто и делает выбор. В православном богословии этот кто носит название личность (по-гречески – ипостась). Личность делает этот первый нелогичный ход, а дальше – все по логике. Выходит, какой теории следовать – выбирать тебе.

В науке следуют той теории, которая, объясняя предыдущие факты, может предсказать факты последующие или же указать, где и как можно зафиксировать неизвестный доселе факт. До тех пор, пока теории это удается, ей доверяют. В тех же пределах, в которых она “работает”, мы можем спокойно пользоваться этой теорией, даже заранее зная, что она не совсем верна. По этой причине в науке бытуют иногда совсем примитивные теории, и логика здесь примерно такая: если нет нужды в чем-то большем, то необъяснимые с точки зрения данной теории факты можно в расчет не принимать – зачем над ними голову ломать?

Так и при выборе позиции в духовной жизни. Ну, не жжет огонь – и что мне от этого? Ну, схватят меня черти после смерти и будут на сковородках жарить – и что? Я что, трус, что ли? Я не куплюсь на ваши “блаженства”. Вы говорите, что ваш Бог – самый сильный? Он меня покарает, если я не за Него, в вечные мучения пошлет? Так я тем более буду против Него. Ваш Бог демонстрирует передо мной силу: Я, мол, могу ходить по воде, а ты – нет; Я могу из камня сделать хлеб, а ты погибнешь в пустыне без Меня. Ну и погибну – но не покорюсь! Я свободен – и рабом не стану. Вот к чему могут привести неоспоримые факты. Смелого и свободного человека они могут не убедить, а, наоборот, вызвать на бунт. Факт – вещь неумолимая, “замолчать” его не удастся, но против него можно сражаться. Пусть даже погибнуть, но не склониться перед силой – это достойно звания человека. Факт – это насилие, давление, принуждение. Теорию можно отбросить, принять другую, более соответствующую собственному мировоззрению, но с фактом можно или сражаться, или покориться ему – третьего не дано. Поэтому Господь и не делает чуда фактом повседневной нашей жизни, ибо чудо – это духовное насилие.

Конечно, существование одного такого чуда, как Благодатный огонь, имеющего силу факта в том смысле, как его понимает наука, не оказывает на человеческое обществототального давления. Поэтому Господь нам его и посылает – как благодатную радость, как вразумление, как ненавязчивое, отеческое напоминание, как утверждение длясомневающихся. Но остальные чудеса, которых творилось и сейчас творится по милости Божией, по молитвам Матери Божией и святых угодников Его бесчисленное множество, – остальные чудеса происходят в чьей-то конкретной жизни и статуса непреложного факта не имеют. Они могут и повторяться, но они непредсказуемы и не могут быть воспроизведены любым человеком.

Для каждого конкретного человека, так или иначе соприкоснувшегося с чудом, оно имеет силу реального факта и, следовательно, в какой-то мере является актом принуждения к вере, к изменению жизни, часто очень радикальному. И здесь возникает противоречие: Бог – это Неизреченная и Несказанная Любовь, Безграничная Милость, и чудо – это проявление Божией Любви и Божией Милости к человеку страждущему, отчаявшемуся, в обстоянии сущему. И единственный дар, который благодарный человек может принести Богу, – это ответная сыновняя любовь. Но любовь можно отдать и принять только свободно; насильно, как говорят, мил не будешь. И если мы это понимаем, то Господь – тем более. Поэтому Он не навязывает Себя нам, не оказывает духовного насилия. Но он же сказал нам: Просите, и дастся вам; ищите, и обрящете; толцыте, и отверзется вам (Мф. 7, 7). Поэтому и подается сверхъестественная, чудесная помощь тем, кто готов просить, а тот, кто готов просить, уже недалек от любви.

Исцеление Христом скорченной женщиныНекоторые говорят: “Покажите мне чудо – тогда поверю”. Безумцы! Безумцы, никогда не читавшие Евангелия и не знающие, что Господь, искушаемый диаволом в пустыне, отвергчудо как средство покорения человека. Не творит Господь чудес для того, чтобы в Него уверовали. Да и не нужно Богу, чтобы в Него веровали,- Ему нужно, чтобы Его любили. И не ради того, что Он не может существовать без любви человека, а ради того, что человек никогда не поднимется от земли, никогда не достигнет Царства Небесного, не научившись любви – любви к своему Творцу и ближнему своему, своему собрату. Потому что любовь – это единственный источник Жизни Вечной.

Поэтому человека верующего, то есть любящего Бога, чудеса окружают со всех сторон, но они для него – такая же реальность, как вся остальная действительность. И если он читает, или слышит, или даже видит, что подвижник идет по морю, как по асфальту, чтобы принять в руки чудесно явившуюся икону, то для него это такой же реальный факт, как то, что он стоит, допустим, на асфальте – и не проваливается (хотя Господь может повелеть и асфальту, и тверди земной расступиться и поглотить грешника).

Конечно, всякое чудо есть факт сокровенной, внутренней жизни человеческой души, и не всегда человек считает необходимым и полезным рассказывать об этом постороннему, опасаясь быть понятым и истолкованным в совершенно противоположном смысле. Ведь Господь ради него нарушает законы материального мира, снисходя к его беде или немощи. И все же передача опыта переживания чуда может быть полезной, а иногда и необходимой не только в рамках семьи (монастыря), но и на более широком уровне, так как Богу иногда приходится находить способы вразумления сразу огромных масс людей, если вдруг по воле людей нарушается Божественный Промысл. Таково, например, устрашающее чудо явления Божией Матери Тамерлану в день Сретения в Москве ее Владимирской иконы. С точки зрения законов материального мира отступление Тамерлана и его несметных полчищот Москвы, которую готова была защищать сравнительно небольшая дружина Московского князя, – абсурд. И оценить этот исторический факт иначе, чем чудо, может только очень недобросовестный исследователь или человек с серьезными отклонениями в умственном развитии.

Подобных чудес в нашей истории немало. И совсем недавнее чудо – развал советского государства. Для того, кто был хорошо знаком с системой охраны безопасности государства, это чудо несомненное. Видимо, Бог имеет Свой Промысл о нашей Родине.

Таким образом, для православного человека чудо есть такое же реальное проявление жизни, как и все остальные ее проявления. Все это Бог промыслительно дает нам. Кому-то из нас нужна материальная поддержка, кому-то нужно облегчить физические страдания, а кого-то нужно вразумить, побудить пересмотреть свое отношение к жизни – и вот начинает на его глазах мироточить крест или икона. Но всякое чудо Божие имеет конкретную благую цель, и ради удовлетворения праздного любопытства икона не замироточит. Поэтому православный человек не искушает Бога ожиданием чуда ради чуда, чуда – ради удовлетворения пустого, легкомысленного любопытства. Наоборот, если в его жизни неожиданно появляется что-то сверхъестественное – например, явление света или Ангела во время молитвы, – православный, искренне любящий Бога человек рассуждает примерно так: “Бог понимает, что я Его люблю, но любовь не зависит от подачек, если, конечно, это не продиктовано некоей действительной необходимостью. Следовательно, это кто-то другой под видом Бога хочет продемонстрировать мне свою “любовь”. Бог не делает пустых ходов. Значит, скорее всего, кто-то хочет меня прельстить. Зачем мне показывать то, что я и так знаю, если это не нужно мне для исполнения моего послушания. Такие своего рода “пустые” чудотворения, скорее всего, есть проявление мира, враждебного Богу, и потому не буду обращать на это внимания. Если я молюсь Богу, то как же явившийся мне при этом Ангел может отвлекать меня от молитвы. Если это Ангел Божий, он не будет этого делать. Значит, он не Божий. А с не Божиим дело иметь очень опасно, я еще недостаточно крепок духовно”.

Таково обычное, нормальное отношение православного человека к таким “погремушечным”, “эффектным”, буквально “прельщающим”, отвлекающим от дела чудесам. Конечно жене все чудеса таковы, но важно их различать. И единственным критерием, помогающим отделить зерна от плевел, есть жизнь Церкви во всем ее многообразии. Как живой организм, ведомыми только Богу путями Церковь изринет из своей среды, может даже и не совсем эстетичным способом, все ненужное, пустое, а останется только то, что ведет нас в жизнь, из небытия в бытие. Поэтому не надо поддаваться на “чудесные” провокации вне Церкви и в лоне Церкви следует избегать прелести, бороться с религиозными предрассудками и суевериями, за чистоту веры в здравом уме, без ложных эффектов. Задача не из легких, но у нас есть верный компас – это Церковь, в которой все движется Духом Святым. И это великое чудо, сотворенное Богом.

Окончание

Читайте также:

Чудо в праздник Крещения Господня!

Чудо, укрепляющее веру!

Чудеса святой Матроны – 15 страница

окончание 2

 << На главную страницу       Непридуманные истории >>