Беседы с батюшкой. Приметы и суеверия

Мир Вам, дорогие посетители православного сайта «Семья и Вера»!

Приметы и суеверия, это такая страшная трясина, из которой (если человек в ней глубоко погряз), очень трудно выбраться.

Число 13, високосный год, черная кошка, разбитое зеркало, просыпанная соль и другие стандартные и самые обыкновенные явления нашей жизни приобретают весьма греховную форму, делая легкомысленных людей глупыми и, даже, смешными…

Эта актуальная тема была освещена в передаче телеканала “Союз” – “Беседы с батюшкой”, гостем которой стал игумен Фома (Василенко), настоятель храма св. Димитрия Донского при Университете МВД РФ.

Игумен Фома (Василенко)

окончание

Ведущий диакон Михаил Кудрявцев
Расшифровка: Евгения Осипцова

– Дорогие друзья, наша сегодняшняя тема звучит так: «Приметы и суеверия». Батюшка, Вы в своей приходской практике часто сталкиваетесь с такими явлениями?

– Практически каждый день. Это и смешно, и грешно, как Юрий Шевчук поет: «Я слов уже не нахожу, и сильно раздражает…» Бывает, что чувство раздражения вызывают те внешние мелочи, поступки, которым люди уделяют большое внимание, забывая о своем внутреннем, о каких-то евангельских истинах. Случается, что люди, высокообразованные, занимающие высокие посты, так сроднились с этими заблуждениями, что несут их через всю жизнь. Причем они как будто бы соглашаются с тем, что это ерунда, но и отказаться от них не могут. У меня есть пара примеров тому.

Так, несколько лет назад я общался с таким человеком, который пришел ко мне с вопросами по поводу венчания. Обычно люди спрашивают о внешних моментах: что купить, кого пригласить, куда встать, что надеть и т. д. Он тоже об этом спрашивал, а в конце беседы задает вопрос: «А вот сейчас, в високосный год, нельзя ведь венчаться?» Причем сам при этом улыбается, понимая всю нелепость своего вопроса. Я отвечаю: «Вы же образованный человек и понимаете, что все это несерьезно». Он опять улыбается и говорит: «Да я-то понимаю, но вот жена…» Супруга должна быть помощницей для мужа, а оказывается, она им рулит – и не в том направлении.

Приведу другой пример. Совсем недавно зашел разговор о числе 13. Не то чтобы это был спор – я понял: человек твердо стоит на своем и спорить с ним сейчас бесполезно. Но решил, что, как только будет удобный случай, я с ним поговорю, найду возможность, чтобы переубедить. А может быть, он смотрит эту передачу. Хотя человек, в общем, находится в таком возрасте, когда трудно расставаться со своими убеждениями. Помните, как преподобный Павел Препростый, которому было уже под 60 лет, пришел к Антонию Великому и тот ему сказал: «Да какой из тебя выйдет монах? Уходи! Ты уже привык жить по-своему, и тебя трудно будет переделать». Все-таки я постараюсь исправить заблуждение того человека, потому буду искать удобный случай. Человек, занимающий высокое положение, в возрасте, имеющий образование, всерьез считает, что число 13 какое-то не совсем надлежащее. А почему? Ну, вот он так решил, кто-то что-то сказал, он слышал какие-то выражения (не будем их сейчас повторять), но если здраво рассудить, включить ум, то станет понятно, что нет разницы – 12, 13 или 666. В Библии тоже есть эти числа, что же, как сказал один священник, вырезать страницы с этими числами? Или пусть после 12-й страницы сразу будет 14-я? Как в некоторых небоскребах не заселяют 13-й этаж, а также 26-й, 39-й, то есть кратные 13…

– В Японии 4-й этаж не занимают, у них он считается несчастливым.

– В Японии в головах тоже свое брожение на эту тему. Так что таких примеров очень много. Поставил человек свечку, к примеру, и смотрит за тем, что с ней происходит: потекла – ой, это что-то не так; а не дай Бог она упала – это опять какой-то нехороший знак. Получается, что люди во всем ищут какие-то знаки: черная кошка, птица пролетела не так; верят в какие-то приметы, суеверия. Но это такие вещи, которые унижают человека, вызывают у нормальных людей улыбку, смех. Хотя, если по-хорошему, надо жалеть человека, пытаться переубедить его.

Ко мне очень часто обращаются с такими вопросами, что сначала даже слов не можешь найти, думаешь: ну как только в голову могло такое прийти? Или задают такие избитые вопросы, что возникает мысль: «Сколько раз можно спрашивать об одном и том же?» Как будто, знаете, лукавый взял свой отряд и подсылает ко мне людей, зараженных этими вопросами, чтобы так меня на терпение проверять и проверять…

Или что касается расторжения церковных браков… Есть грамотное выражение – «расторжение церковных браков», но – нет! Люди приходят и говорят: «Мне надо развенчаться!» Сейчас уже я смирился, может быть, думаю: ладно, не буду на эти слова размениваться, буду помогать человеку по-другому. А раньше раздражало.

– Батюшка, а что делать с теми приметами, которые уже стали привычкой: посмотреть в зеркало, если вернулся; постучать по дереву, чтобы не сглазить, поплевать через левое плечо… Многие люди даже не замечают, что они это делают. Как с этим быть?

– Во всем и везде нужна Божественная благодать. В любом случае надо обращаться к Евангелию, в котором содержатся ответы на все вопросы, а если там нет прямого ответа, то можно посмотреть толкования святых отцов. Христос сказал нам: «Без Меня ничего не можете делать». И все эти привычки, которые мы считаем нашей природой, на самом деле являются своеобразными ниточками, за которые нас дергают духи лукавые: они привязались к нам через какие-то наши привычки и управляют нами. Божья благодать все это разрушает, но тогда, если человек сам эти привычки за собой заметит или кто-то ему о них скажет. Обычно лучше видятся чужие грехи, чем свои. В таких случаях нужно быть благодарным, терпеливо перенести замечание и задуматься: наверное, это мне надо исправить. Конечно же, важна исповедь, если человек раскаивается, исправляется. А когда он причащается, то уже приходит Сам Христос, вселяется в человека и меняет его. Если человек может удержать в себе Христа какими-то усилиями воли, то тогда он становится другим, преображается. Петр Мамонов однажды в интервью (по-моему, на телеканале «Союз») рассказал о том, как действует благодать: «Раньше, забивая в стену гвоздь и попадая молотком по пальцу, я произносил определенные непечатные выражения. После того как стал ходить в храм, причащаться, сделал какие-то более-менее церковные шаги, стал говорить теперь так, если попадаю молотком по пальцу мимо гвоздя: «Ой! Это не я сделал, это благодать Божья!» Сказать «ой!» для человека естественно, а вот непечатные слова – нет!

– Прекрасный пример, батюшка! Позвольте, я Вам задам вопрос, который к нам поступил через нашу группу «ВКонтакте»: «Видела, что в церковной лавке продают освященную соль с такой надписью: «Соль, освященная на Пасху, которую необходимо посыпать возле своего дома для отогнания всякой нечистой силы». Является ли такой подход к освящению своего жилища православным, или же это скорее язычество?»

– Как мы помним из Священного Писания, даже от тени апостола Петра совершались чудеса, а опоясания и главотяжения (то есть повязки на голову) апостола Павла исцеляли больных. Поэтому все освященное имеет какую-то благодатную силу. У нас в Церкви действует правило: в главном – сходство, во второстепенном же – различие. Может быть, эта соль имеет благодатную силу, я не могу сказать, исходя из своего опыта, но я так рассуждаю: у нас есть традиционные вещи – святая вода, чин освящения жилища или того земельного участка, на котором живешь, к этому можно прибегать, пользоваться этим. А если человек хочет что-то изобрести свое, то тут нужно смотреть на то, какой мотив им движет. Если он хочет выделиться, себя показать («вот смотрите, какой я оригинальный!»), то это ни к чему, грех. А когда есть просто необходимость (я бы рад по-иному поступить, но нет возможности), то это другое дело. Были случаи в истории Церкви, когда людей крестили песком за недостатком воды. Так что нужно смотреть на то, какая причина движет человеком, если он так и или иначе поступает.

– Батюшка, как различить грань между традицией и суеверием? Вот, например, у нас есть традиция нести пятничную или четверговую свечу на Страстной неделе домой и на дверных косяках ею делать крестики. Это суеверие или такая традиция?

– Лично я это делал, начиная с первых своих уже серьезных шагов в Церкви, после того как перевернулась моя жизнь: меня выкинуло из мира и я стал прирастать к вере. Жил я тогда в Мордовии, в монастыре, в одной келье с водителем, который был абсолютно нецерковным человеком. Он был любителем, что называется, заложить за воротник. Когда в монастыре шли продолжительные службы и игуменья была на них занята, его отпускали, и так у него появлялись выходные. И вот, вернувшись после службы в свою келью со свечкой, я закоптил крестик на дверном косяке, почитал молитвы перед сном и подумал, что если сейчас лягу спать и закрою дверь на шпингалет, то мой сосед придет ночью подвыпивший, будет стучать и меня разбудит, поэтому я решил оставить дверь открытой. Лег спать, слышу: он пришел. У него были кирзовые сапоги, и было слышно, как он стучал в коридоре каблуками. Меня в то время звали Александр, я еще не имел священного сана и жил в монастыре трудником. И вот бегает мой сосед вокруг двери, стучит каблуками и кричит: «Александр, открой дверь! Дверь открой, я сказал! Чего ты закрылся?» Как видите, пьяница – это любимое дитя дьявола. Естественно, когда человек находится в таком состоянии, то Святого Духа в нем нет. Есть лишь остатки разума, которые Бог дает ему, чтобы человек не погиб окончательно. И вот этот маленький крестик не дает ему войти – дверь открыта, а он не может войти! Как будто бы есть невидимый панцирь или незримый скафандр. Поэтому я каждый год делаю так и буду делать дальше. Конечно, я никого не призываю ставить свечкой крестики, но мой личный опыт меня убедил, что делать это нужно. Я спрашивал об этом и у митрополита. Он тоже придерживается такой традиции. Однажды смотрю, что уже некуда ставить крестик – весь косяк в них. Спрашиваю: «Как же быть, владыка? Куда ставить?» «По второму кругу делай, прямо на другом», – ответил он. Так что вот так, это скорее всего такая традиция. А что такое традиция? Церковное правило говорит, что традиция – это то, что хотя бы в течение тридцати лет применялось людьми. Могут, конечно, и застаревшие убеждения попасть в церковную традицию. Здесь нужно какой-то опыт иметь, как-то проверять подобное либо посоветоваться с более опытными людьми – с теми, кому доверяешь.

– Спасибо, батюшка! А вот телезрители спрашивают: «Чем чреваты гадания?»

– Гадания – смертный грех. Мы же всё берем из Священного Предания, а оно состоит из устного и письменного. Библия прямо говорит, что Саул был наказан за то, что он обратился к гадалке. Гадание было запрещено еще в Ветхом Завете, а ветхозаветные правила сохранились, они дисциплинируют людей. Я вспоминаю сейчас рождественские гадания, которые распространены в народе. Причем их связывают с крещенским купанием в купели. Я читал выражение одного архиерея об этом, распространенное на Руси еще до революции: «Тот, кто гадает на Рождество, тот и купается в Крещение». Купаться на Крещение не так страшно, как гадать, гадание – это абсолютное зло. Причем в обычае купаться на Крещение может быть скрыто заблуждение. В жизни человека происходит погружение один раз, причем для нас, когда мы крестим человека, важна не природа, не то, что это водная стихия, а то, что мы крестим в Иисуса Христа. Вода берется как удобная стихия, потому что человека удобно туда опустить, а так, по идее, надо бы трижды погружать в землю, в честь тех трех дней, что Господь был погребен в земле. Мы берем воду, потому что так удобнее, а кроме того, вода используется как средство очищения тела, также Иоанн Креститель и ученики Христовы использовали воду, когда крестили в покаяние.

Но опять же нужно смотреть на то, какой у тебя мотив, для чего ты идешь в Крещение к купели. У меня есть один знакомый, с которым мы немало общаемся, он часто задает мне вопросы по поводу духовной жизни. Я его переубедил, и он перестал купаться на Крещение. А вместо этого стал ходить на службу в эти дни, причащаться. Он понял: вот где находится центр, именно здесь самая главизна всего праздника, а не то, чтобы быстрее побежать и окунуться в купель. Конечно, это имеет силу: вода-то святая, Великая агиасма. Но это, знаете, можно ведь и так сказать: люди возлюбили свет, но немного. Когда ты причащаешься, то все свое существо отдаешь Христу – Он приходит и вселяется в тебя, а ты сам становишься храмом. А это купание, на мой взгляд, только внешнее, хотя оно тоже освящает, но не дает прощения грехов, что происходит на исповеди.

– Спаси Господи, батюшка! Дополнительно к вопросу о гаданиях: если формально православный человек занимается экстрасенсорикой, эзотерикой, увлекается, одним словом, этими современными веяниями, то как к нему относиться?

– Формально. Есть такое выражение – убить время. Это грех. Мы будем отвечать за все перед Богом. Нам дается время, чтобы мы его потратили на добрые дела. А какие добрые дела, если человек занимается экстрасенсорикой, гаданиями, астрологическими прогнозами, чтением сонников?

– Да, вот о сонниках тоже бы хотелось поговорить…

  По поводу их можно сказать, что это набор каких-то верований… Вообще откуда берется эта вера в сны? Во-первых, люди бывают разные по природе: кто-то более восприимчив, кто-то менее – ты ему хоть кол на голове теши, а он все равно будет стоять на своем. Так и тут. Из некоторых бесы могут слепить все, что им надо, а с другими ничего не могут сделать. Через сны человек бывает более восприимчивым, бесы стараются через сновидения на него воздействовать, и у человека начинает складываться какая-то определенная формула: если приснилось то, значит – будет вот так. Бесы ему в этом помогают и делают все для того, чтобы увести подальше от Бога. Помогают-помогают, убеждают-убеждают, и человек все тверже и тверже становится на ложный путь, начинает верить себе, то есть впадает в прелесть. А что такое прелесть? Это когда человек поверил лжи, отошел от истины. Он даже книги начинает составлять, к нему приходят подобные ему люди, которых он начинает учить.

А как на самом деле учит Церковь? Святые отцы говорят, что есть три вида сновидений: от Бога, от дьявола и естественный сон. Если ты весь день чем-то занимался, копал, например, землю на огороде, то ты и во сне продолжаешь ее копать – это естественный сон. А от Бога бывает какое-то откровение. Мы знаем об этом из Евангелия – например, Иосифу оно было дано; можно и другие примеры привести. Бывают сны от дьявола, и от них начинается всяческое смущение, а все, что смущает человека, приносит в его душу неразбериху, сумятицу, – все от дьявола и его бесов. Вот так! Поэтому формально вообще ничего делать нельзя, даже крест накладывать на себя. Есть такой грех – крест творить без страха Божия, небрежно, то есть так: махнув рукой и что-то там такое изобразив. Нельзя ничего делать так, как лебедь, рак и щука, помните басню Крылова? Один туда, второй – сюда, третий – в другую сторону, а в результате ничего. Так и мы иногда себя ведем. Если ты задумал что-то сделать, то должно быть основанием Священное Писание: какую пользу это принесет тебе или твоим ближним, как ты потом будешь за это отвечать? Поэтому ум должен быть с чувствами, пожеланиями, действиями, словами направлен в одну сторону, тогда и воз сдвинется с места.

Можно много сегодня говорить про порчу и сглаз. «Мне на смерть сделали, понимаете…» Да это ты сам себе ничего не сделал! Ты ничего не сделал для того, чтобы они тебе не навредили. А что ты должен был сделать? Есть воля Божия, которая проявляется в заповедях Божиих. Ты их исполняешь? Нет! Ты сам себе и сделал, а бесы и рады. Они тебя взяли за твой грех, им есть за что зацепиться. Нет у тебя греха, так они и ходят вокруг тебя как акулы, но ничего сделать не могут, а если грех есть, значит ты их добыча – тут и сглаз, и порча. Все это одного поля ягоды.

– Батюшка, что касается снов, к нам поступил такой вопрос от наших телезрителей: «Если снится кто-то из святых, что-то говорит или какие-то действия совершает в сновидении, можно ли доверять этим снам?»

– Святителю Димитрию Ростовскому многие святые во сне являлись. Но кто был Димитрий Ростовский? Он вел аскетическую, подвижническую жизнь. Поэтому тут нужно иметь рассуждение: если сон от Бога, то бывает, что в него сразу не поверишь, но сновидение повторится и во второй, и в третий раз, может быть даже очень настойчивым. Одним словом, человеку, которому это снится, нужно посоветоваться с кем-то опытным в духовной жизни. И потом, Бог не настолько нетерпелив, как мы: сразу как человек не послушался, давай на него воздействовать. Господь найдет такие рычаги, чтобы донести до человека то, что Он хотел ему сказать, если это действительно от Него.

Спасибо, батюшка! Очень много в нашей церковной среде разнообразных суеверий, связанных со свечами. Кто-то им отводит особенную роль при молитве, то есть нужно будто бы особо молиться, когда ставишь свечу. Кто-то говорит, что передавать ее нужно каким-то определенным образом. Кто-то не разрешает подпаливать снизу свечу… Скажите, почему такое значение придается церковной свече и откуда она вообще у нас появилась?

– Свеча – это форма милостыни. Раньше люди приносили в жертву Богу животных, сжигали их, а сейчас используют свечи: животных все-таки жалко. Бог ведь не делает все сразу перпендикулярно: раз – и исправился человек. Сложно все это. Даже ветхозаветная заповедь «око за око» о чем говорит? О том, что нельзя человеку, который выбил мне глаз, взять и выбить два глаза – только один и не больше. И вот Бог исправлял человека постепенно, ведь человечество после грехопадения стало кровожадным: приносились в жертву животные, даже детей приносили в жертву какое-то время. И постепенно что делает Бог? Устанавливает обрезание. Кровь проливается, но ребенок остается живым. Вроде бы и волки эти кровожадные сыты, и младенцы, эти овцы, целы почти, всего лишь рана небольшая.

И так постепенно мы дошли до того, что сжигаем свечу. Нужны ли Богу эти свечи? Нет! Ему нужно благодарное расположение сердца, от которого мы хотим что-то доброе сделать, и Церковь, как чадолюбивая мать, дает нам это: возьмите, сожгите свечи. И не нужно из-за этого устраивать склоки и что-то выдумывать: «ты мне левой рукой свечу подаешь» или вот «у меня свеча упала, оплавилась» и т. д. Бывает, что свечи текут, потому что где-то была нарушена технология: должна быть определенная толщина фитиля по отношению к диаметру свечи. Когда это соблюдено, воск сгорает весь, а если фитиль чуть-чуть тоньше, чем надо, тогда свеча будет течь: температуры огонька будет недостаточно для того, чтобы сжечь весь воск. А люди на это смотрят так, что чуть ли не гадание на кофейной гуще устраивают. По-моему, и на воске тоже гадают, но про это мы уже говорили. В общем, когда в голове нет Царя (а Царь у нас Кто? Христос!), то люди и выдумывают себе неизвестно что. Если в голове есть Царь Христос, если человек изучает Священное Писание, то и не будут в ней появляться глупости по поводу того, какой рукой свечку передавать, как ее ставить.

Есть еще такое: многие выбирают себе, в каком месте храма встать. Не знаю, что они получают, из космоса энергию, наверное… Или когда священник благословляет прихожан именословным сложением руки, некоторые люди складывают руки так, как это делает футбольный вратарь, пытаются что-то поймать и умыть этим лицо. Человек, который первый раз в Церкви, увидев подобное, скажет: «Сумасшедшие! Я к ним больше никогда не пойду!» И будет прав! А мы в результате, все такие «православные», стараясь сделать как можно лучше, отгоним от Церкви тех людей, которые пришли сюда, потому что их Бог привел. Они посмотрят на нас, таких «заумных», и уйдут.

– Батюшка, о гороскопах хотелось бы с Вами поговорить. По крайней мере, у нас в Петербурге в каждой маршрутке висят экраны, на которых постоянно показывают гороскопы. Кому же они в конце концов нужны?

– Бесам, дьяволу нужны. Они нужны тем, кто хочет человека погубить. По гороскопам человек получается такое простое существо – инфузория-туфелька. Шесть миллиардов живет сейчас на Земле, и нет ни одного похожего человека. Двойняшки-близнецы и то разные. Да если и природу взять, не найдешь, к примеру, двух одинаковых зебр, даже два листочка с одного дерева не найдешь одинаковые. Бог настолько Премудрый, настолько все разнообразно сотворил, что нельзя вот так взять и искусственно подогнать людей под двенадцать типов. Это понятно, когда люди живут плотской, телесной жизнью. Они совершают какие-то необходимые действия для того, чтобы жизнь продолжить в теле: немного поработать, развлечься как-то, еще что-то сделать – и всё. А что дальше? Что с тобой потом будет, человек? Что с тобой будет в четверг, если в среду ты умрешь? Разве этот вопрос никому не приходит на ум? Это же естественно – человеку задумываться над этим: кто он есть вообще? Кем он создан, для чего? Вот когда у человека этого нет, то такое невежество порождает во всем всяческие шаблоны, не только в этой характеристике людей по двенадцати типам. Да некоторые у нас на работу, наверное, не пойдут, пока не посмотрят: «Так, что там сегодня у меня? Ага, вот это!»

– Батюшка, у нас есть вопрос от телезрителя из Москвы: «Есть такое православное приложение к айфону «Православный молитвослов», и среди молитв к святым есть молитва к священномученику Киприану и мученице Иустине, но там написано в скобках, что она читается только по благословению духовника. Я стараюсь им молиться просто потому, что это святые угодники Божии, но мне не совсем понятно, почему обращение к этим святым должно быть только по благословению духовника».

– Во-первых, я думаю, что надо обратиться к тому человеку, который это напечатал. Видимо, у него были основания для этого. Может быть, причины для этого были не общие, а частные, поэтому на самом деле нужно к этому прислушаться. Ведь эта молитва от чародейства, от того, чтобы оно не действовало на людей, защита от колдунов. С чем же связан этот совет – читать по благословению духовника? С тем, что какой-нибудь человек, по христианской любви захотевший вдруг помолиться о своих друзьях или родственниках, которые, по его мнению (а может быть, и на самом деле), подвержены власти нечистых сил, не остался бы один на один с ними. Вот он и хочет взять на себя этот подвиг, чтобы отбить у дьявола и бесов своих близких, ну а кто отдаст ему эту добычу? Разве дьявол отдаст ему просто так? Нет! Поэтому здесь и берется благословение духовника. Ведь что значит его благословение? Это его молитва, это значит, что вы теперь вдвоем с духовником, который вас благословил, вместе стали бороться за этих людей. Я думаю, что так можно объяснить это примечание.

А с другой стороны, все нужно делать по благословению. Если посмотреть наш Требник, то с первого дня, как родился ребенок, которого еще не крестили (у него еще, возможно, и имени нет), уже священника просят, чтобы он прочитал молитву об этой жене, которая родилаотроча, и о доме, где этот ребенок родился. А это и есть благословение. Поэтому все нужно делать по благословению.

– Спаси Господи, батюшка! Наши телезрители задают вопросы о венчании. Есть масса суеверий, связанных с ним, например: когда падают кольца или то, что касается свечей, которые нужно прятать или которые гаснут во время церемонии. А что главное в венчании и что является критерием крепкого брака?

– Главное в венчании то, что до этого нужно дорасти. У митрополита Антония Сурожского среди духовных чад были семейные пары, состоявшие в светском браке много лет, но он их не венчал и говорил: «Вы еще не доросли и не понимаете, для чего это нужно». Потому что большая часть венчающихся (хотя это правильно, с одной стороны) хочет получить что-то здесь для себя: защиту брака, детей, чтобы дети родились и т. д. Это так же, как крестят детей. Спрашиваешь: «Зачем крестишь ребенка?» И в ответ слышишь: «Чтобы не болел, чтоб вот это было или то…» А не из-за того, чтобы он Богу был теперь посвящен. Бог его усыновил, чтобы ребенок был с Ним и здесь, сейчас, и там, в той жизни. Нет! Вот такие меркантильные интересы: чтобы не болел… А раз ребенок не болеет, значит мне хорошо, у меня нет проблем. Или, к примеру, чтоб он учился нормально – чтоб я с ним не сидел и не «вдалбливал» ему знания… То есть получается, чтобы меня избавили от всяких неприятных моментов: от любви вот к этому самому противному ближнему, которому только и надо, чтобы я тратил на него свои силы, внимание и время. Поэтому, еще раз говорю, нужно до этого дорасти, во-первых, а во-вторых, надо иметь конкретно перед собой цель. А какая цель у человека? Это быть с Богом, потому что Он создал человека для вечной жизни, и жизни радостной. Когда у людей эта цель стоит у каждого в отдельности, то в церковном браке два человека соединяются вместе, чтобы помочь друг другу достичь этой цели. Они подставляют друг другу плечо, ободряют взаимно, помогают в этом достижении, а земное уже все второстепенно. Христос же сказал в Евангелии: «Ищите прежде всего Царствия Небесного, и все остальное приложится вам». А мы поступаем наоборот: мы ищем того, что бы такого нам здесь приложилось, а Царствие Божие – так, мы про него вообще забыли.

– Батюшка, Вы знаете, во всяких газетах, которые вкладывают в почтовые ящики, чаще всего на последней странице обязательно есть объявления разных целительниц. Есть целая категория тех, кто лечит молитвой или Причастием. Каким образом они умудряются сочетать наши церковные элементы со своей практикой?

– Надо исследовать каждый случай в отдельности. В жизни святителя Луки, архиепископа Крымского, который сам был врачом, был такой случай. К нему обратились люди и сказали: «Некоторая женщина занимается целительством. Владыка, Вы ее, пожалуйста, отлучите от Церкви». Вот так. Как же? Целительница – само слово это не может быть в церковной среде. Но владыка, будучи человеком рассудительным, человеком святым (известно, Церковь причислила его потом к лику святых), решил лично исследовать это дело, а не поступать формально. Оказалось, что молитвы она читала самые обычные, ничего не придумывая; чтобы сделать снадобья, использовала чистые вещества – к примеру, свежую сметану; делала какие-то примочки. Он посмотрел и сказал: «Я ее благословляю: она делает все нормально и ничего против Бога и человека не совершает плохого, нечистую силу не призывает. Молитвы, если она и использует, применяет их так, как они есть, а не так, как некоторые искажают молитву, чтобы поглумиться над ней, либо речитатив какой-то используют, быстро-быстро читая, чтобы поиздеваться над священным текстом. Здесь этого нет». Поэтому каждый случай нужно исследовать отдельно, при этом хорошо бы, чтобы была какая-то комиссия, но для этого у Церкви, к сожалению, не хватает священников. Ведь нужно, чтобы человек был богословски образован, а таких людей мало. Можно сравнить, сколько было священников в древнем Израиле, сколько жертв они приносили, сжигали (ведь священники были тогда как мясники – они же закалывали скот). Сколько туш надо было сжечь, сколько было священников и левитов-помощников у них!

А сейчас нет такого труда, но есть другой труд – умственный. Нужно иметь особое образование, чтобы не запутаться в этих тонкостях. Внешне же бывает так: вроде и иконка висит, и свечка горит, и вода какая-то стоит, и что-то там целительница шепчет, но что-то там не так. Но случается и по-другому, конечно. Дай Бог, чтобы так было. А бывает так, как в истории Церкви однажды произошло. Один придворный сказал своему императору: «Давай поиздеваемся над христианством. Пригласим православного священника сюда – он ведь все равно к смертной казни приговорен, так что никуда не денется, а мы его в любое время можем убить, пусть он меня покрестит – так, для смеха». Но Бог поругаем не бывает, Господь, где хочет, побеждает чин естества и творит, как Он хочет. Люди рассудили так, а Бог по-другому: кто еще над кем посмеется. Привели православного священника, он, как положено, совершил над этим человеком крещение. Придворный выходит из воды, от него все ждут какого-то шутовства, клоунады на эту тему, а он говорит императору: «А почему ты так к христианам относишься? Что они тебе плохого сделали?» И начал перечислять их добродетели. Он стал апологетом, защитником христианства. Бог его взял и уловил! Вот так и здесь: бывает, что эти бабки, целительницы преследуют свои какие-то цели, но Бог может направить это туда, куда Ему нужно.

Вспоминаю, как когда-то давно была реклама джинсов в Москве. Взяли в качестве формата картину Леонардо да Винчи «Тайная вечеря». С одной стороны, кощунство, а с другой – человека, далекого от Церкви, это могло заинтересовать. Я вспоминаю себя, каким я был в молодости, далеким от веры: в 90-х годах я крестился, в 1996 году я впервые исповедовался и причастился, а в 1997 году стал священником. И как говорится на молодежном сленге, меня очень «колбасило» в то время, когда я пришел в храм. И для себя я понимаю эту рекламную акцию так: да, с одной стороны, это кощунство, а с другой стороны, для молодого человека, каким был я, это покажется интересным, он может сказать: «А что это за «Тайная вечеря» такая?» У меня это произошло почти что так. Я начал читать роман Булгакова «Мастер и Маргарита». Читал его несколько раз, и мне говорили: «Ты что, умом повелся?» А я читал и перечитывал этот роман по нескольку раз. Мне было интересно (по моей внутренней страсти) не столько евангельское повествование там, а сколько те фокусы, которые выкидывал Воланд со своей свитой. А потом я задумался (опять же, это Бог действовал, как Он действует через каждого человека, желая его спасти): в романе изображение Иисуса Христа художественное, и я захотел узнать, как это на самом деле, почитать о Нем в Новом Завете. И у меня так мягко и незаметно произошел переход от одного к другому. То есть не сразу я решил: «Новый Завет хочу читать!» Нет, вначале «Мастер и Маргарита» и все эти дьявольские выкрутасы, а рядышком, оказывается, был Иешуа, хотя Он там и не так изображен, но мне это помогло: я начал читать Новый Завет, стал ходить в храм, записался в церковную библиотеку. Потом, через несколько лет, когда я был уже священником, мне пришла в голову мысль: а не почитать ли мне опять «Мастера и Маргариту»? Я взял книгу и сразу положил ее на место – понял, что это не то, что время этой книги прошло. Был период, когда она послужила мне каким-то маячком в жизни, а сейчас превратилась в груз, который тянет вниз.

– Батюшка, давайте ответим на вопрос нашей телезрительницы из Башкирии: «Я крестилась, когда была уже взрослой, в 24 года. Тогда священник просто побрызгал мне на голову святой водой. Понятно, что купель только для младенцев, но скажите, пожалуйста, может, мне надо в связи с этим хотя бы раз в жизни искупаться в крещенской купели?»

– Не надо. Крещение не зависит от количества вылитой святой воды. Ваше крещение действительное. Что Вам нужно, так это изучать нашу православную веру. Опять же, когда я крестился, то все было так же, как у этой женщины: я пришел, заплатил денежки, водой мне помочили голову… А через какое-то время открыл нашу местную газету и увидел, что там написано объявление: «Для тех, кто желает принять Таинство святого Крещения, проводятся огласительные беседы». Я подумал про себя: «А я ведь их не проходил, пойду-ка я послушаю». И придя на них, я сидел затаив дыхание все то время, пока псаломщик рассказывал нам о таких вещах, которых я никогда и нигде не слышал: ни от друзей, ни в школе, ни в армии, ни в училище… Я все это жадно впитывал, так что теперь, когда в последнее время Священный Синод по благословению Патриарха принял решение вернуть эту практику перед крещением и венчанием, я понимаю, насколько это важно и нужно, потому что сам в свое время через это прошел. И вот этой женщине нужно думать не про то, сколько воды было на нее во время крещения вылито, а необходимо изучать свою веру. Это очень важно, потому что в Евангелии написано: «Идите и научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». В семинарии я писал контрольную работу на тему крещения (думаю, многие писали ее), в которой поднимались разные исторические моменты. В древности епископ сначала принимал экзамен у человека, который приходил ко крещению, и только потом допускал до него. В советское время у нас считалось подвигом креститься, потому что за это увольняли с работы и были разные преследования. Сейчас такого нет: хочешь – крестись, не хочешь – не крестись, тебе ничего за это не будет, никто тебя не будет преследовать за убеждения. А вот научиться можно – и нужно обязательно! Нужно учиться своей вере.

– Спаси Господи, батюшка! Еще такой вопрос: что касается погребения, очень много суеверий существует – и зеркала завешивают, и все прочее… Насколько серьезно нужно относиться к любым таким моментам, связанным с погребением?

– У нас же с вами у всех голова есть не просто для того, чтобы шапку носить, нужно же ее включать периодически для мыслительных процессов. Для чего зеркало завешивается? Обычно человек перед ним прихорашивается, бывает это и лишним: он слишком увлекается. А в те дни, когда дома покойник, не до прихорашивания.

– Траур.

– Траур, и к тому же не нужно увлекаться своей внешностью. Вот посмотри, что с ней будет! Подойди, в гроб глянь! Там же будешь лежать… Задумайся о своем внутреннем мире. Может быть, конечно, еще какие-то предрассудки существуют на эту тему. Возможно, кто-то боится увидеть в зеркале кого-то из потустороннего мира? Так если Богу это будет угодно, то и завешенное зеркало не поможет: явится это страшилище и сделает свое дело, если на то будет воля Божия, потому что без нее никто ничего сделать не может. И все остальные приметы можно объяснить. К примеру, что делать с этими завязками на руках и ногах? В гроб их положить.

Бывает, что некоторые люди хотят себе взять что-то с могилы на память. Если это был святой человек, то взять можно. Мы так и делаем. Ведь что такое мощи? На церковнославянском языке «мощи» – это кости, но в нашем разумении это все, что обладает какой-то святостью: одежда, вещь, кусочек от гроба этого святого человека, земля, которая покрывала его гроб. А если человек был грешным, то брать что-нибудь от его гроба опасно.

В общем, одним словом можно сказать, нужно учиться, учиться и учиться, но высказывание это не принадлежит Ленину, а сказано давно в Священном Писании: «Будьте совершенны», что и означает учиться, учиться и учиться. Учиться во всем, и в вере своей прежде всего, потому что когда ты будешь ее знать, тогда уже не будет вопросов, поскольку это все второстепенно.

– Спаси Господи Вас, батюшка! Может быть, еще несколько слов скажете нам в напутствие?

– Хочется всем пожелать того, о чем я говорил только что выше: нужно учиться своей вере, чтобы прогнать это невежество. Ведь что такое невежество на самом деле? Это значит: я «не ведаю», а надо ведать, нужно знать! Опять же, мы все крещеные, а научились ли мы тому, что это такое? Вот дай нам Бог научиться знать свою веру, сохранять ее своим сердцем. Если мы в сердце ее сохраним, тогда и внешнее все будет по-другому. А если я буду стараться соблюдать только внешнее, не сберегая при этом ничего в своем сердце, тогда ничего не получится, и все будет так: как листья опадают потом, когда приходит их время.

Окончание

О суевериях

Как относиться к сновидениям

Беседы с батюшкой. Преображение личности

На главную страницу сайта - Семья и Вера